Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

В современном снукере не хватает ярких персонажей. Интервью с шестикратным чемпионом мира Рэем Риардоном

Автор:  |   |  1568

Всех игроков в снукер можно разделить на следующие категории: снайпер-киллер, хитрый тактик, мастер по дальним ударам и харизматичный артист.

В то время, когда этот спорт стал глобальным, а Рэй Риардон в нем доминировал, он воплотил в себе все четыре ипостаси.

Легенда снукера, родившийся в шахтерском городке Тредегаре (Уэльс), недавно отметил свой 82-ой день рождения, и в интервью Inside Welsh Sport рассказал о работе у гольных шахтах, своем хитроумном снукерном прозвище "Дракула" и о том, как это – быть "номером один".

- Рэй, это правда, что Вы работали в угольных шахтах Тредегаре уже в 14 лет?

- Да, я трудился на шахтах, начиная с 14-ти лет, но я всегда играл в снукер, я сражался с мальчиками на юниорских чемпионатах Уэльса, начиная с 12-летнего возраста, хотя я никогда не выигрывал там ничего!

- Вы когда-нибудь мечтали на этом этапе, чтобы пробиться дальше и стать шестикратным чемпионом мира по снукеру?

- Ну, я ни разу не выигрывал титул в течение 10 лет. Это был ценный опыт, хотя я просто продолжал говорить: Ну, ничего! Выиграю его в следующий раз.

- Какие возможности были у молодых игроков в Вашем городе Тредегаре? Для тех, которые хотели тренироваться и улучшать игру?

- Нет, нам не разрешили играть нигде! Мы не могли пойти в паб и играть – вот такие возможности были в Тредегаре. Не разрешалось поступать в Институт горного благосостояния, пока тебе не стукнет 16, но поскольку я, как и мой отец, был шахтером, для меня сделали исключение. Мы играли по четвергам где-то пару часов перед работой.

- А Ваш отец играл в снукер?

- Да, у него было четыре брата и все они играли, они часто поощряли и меня.

- Вы по-настоящему были на волне телевизионной популярности, которую снукер переживал в 70-х годах, и на самом деле доминировали в этом спорте целых десять лет. Считаете ли Вы, что более чем символические персонажи вроде Вас и Алекса Урагана Хиггинса несут ответственность за повышение авторитета снукера, который сегодня находится на определенном уровне?

- Ну, да, пришел Ураган Хиггинс, пришел Деннис Тейлор. Мы действительно поднимали престиж. Приблизительно в 1974-ом году с переходом на цветное вещание по телевидению, в тур приехали канадцы. Даже игроки из Африки приехали, чтобы поднять престиж снукера по всему миру.

- Не чувствуете ли Вы, что снукер в плане зрелищности изменился с тех пор, как Вы сделали здесь карьеру? Многих нынешних игроков иногда обвиняют в недостаточном умении сделать шоу, развлечь публику? Например, много настоящих артистов и шоуменов было в этом спорте в 70-е годы.

- Ну, посмотрите на возраст игроков. Они стали моложе, вот и все, что изменилось с тех пор.

- В самом деле? Вы чувствуете, что это единственное изменение?

- Столы сейчас того же размера, что были и раньше, с таким же количеством шаров на них, лузы все в тех же местах! Да!

- Некоторые люди говорят, что современному снукеру не хватает "героев", ярких- персонажей...

- Я полагаю, что сейчас действительно стало меньше символичных фигур в игре. Я не виню игроков за это, но они молоды, у них есть время, чтобы выработать яркий характер и стать такими личностями. Никто не выигрывает регулярно, это проблема, они все молодые парни с менеджерами и агентами. Эти менеджеры и агенты на самом деле не позволяют им показать свою индивидуальность, молодые игроки не имеют права давать свою собственную версию того, что происходит в игре. Им дают инструкции, что сказать и сделать. Я не согласен с этим, каждый должен иметь возможность высказать свое мнение о вещах. У игроков сейчас нет возможности потусоваться вместе после игры и пообщаться, как мы это делали в свое время.

- То есть в Ваше время это было нормально – встретиться после игры с соперником и пообщаться с ним? Тогда было больше чувства товарищества?

- Ну вот сейчас, к примеру, нет Pot Black, как в мои времена, у нас там было 8 или 10 приглашенных игроков, которые часто обирались вместе. Однако стандарты современной игры повысились, а вот стандарты дресс-кода наоборот, снижены, на мой взгляд! Игроки даже не носят галстуки больше, потому что они говорят, что это слишком ограничивает. Что за ерунда!

- Когда Вы стали профессионалом, снукер, казалось, переживал новую волну популярности, чувствуете ли Вы частично свой вклад в это?

- Я начал играть в 1967 году, и не ничего не было в снукере, не было никаких чемпионатов мира. Я стал профессионалом, когда Джон Спенсер выиграл чемпионат, потом Гэри Оуэн и Деннис Тейлор. Это все изменило, мы вдохнули в снукер новую жизнь. Спенсер выиграл его в 1969 году, а я в следующем году.

- И потом Вы также выиграли Pot Black в ...

- ... 1969. Это был первый! И все же он не поразил меня, потому что я выиграл его в октябре, но потом не было ничего до мая 1970. Хорошо, что это произошло сразу после чемпионата мира, так что это был своего рода двойной удар.

- Можно ли объяснить ощущение, когда ты "номер один в мир"? Это ведь то, о чем мечтает каждый спортсмен, будь он профессионал или любитель.

- Ну, когда я сделал это, стал номером один, я сохранял эту позицию в течение 11 лет. Даже при том, что я не выигрывал каждый год ЧМ. Я стал номером один, потому что я выиграл все остальные титулы, это то, что держало меня там. Это фантастическое ощущение – быть номером один в мире. Когда я стал чемпионом мира, то цель стать первым номером рейтинга - была следующей в моем списке, но, конечно, стать чемпионом мира было главное, потому что там были только лучшие из лучших.

- Из всех Ваших титулов и наград, какой занимает особое место?

- Определенно, первый, но все они были очень особенными для меня. В 1975-ом в Австралии был особенным, потому что я играл против Эдди Чарльтона в финале. Из 4000 человек примерно 3996 были австралийцами, остальными были я и еще три парня, и валлийцев, кроме нас, наверное, больше не было там. Мне понравилось это, конечно, этот факт стимулировал меня и дал мне адреналин. В один момент я проигрывал 23:29, но смог отыграть нужные очки, чтобы победить 31:30. Я тогда почувствовал себя особенным.

Рэй Риардон позирует с наградой MBE

- О! Это действительно выглядело особенным! Это произошло, когда Рэя Риардона стали воспринимать как бренд? Мой дед даже использовать один из ваших фирменных киев в местных лигах в 70-х годов.

- О, правда!? У него отличный вкус. Ну, это случилось фактически в 1969 году, сразу, я тогда отправился в Южную Африку с парнем по имени Кен Шоу, он продвигал меня по всей Южной Африке, а также налепил мое имя на кии, чтобы продавать их тысячам людей по всему миру.

- Как Вы себя чувствовали, когда фанаты дали Вам прозвище Дракула? Это, должно быть, часть бренда Rэй Риардон?

- Это случилось в 1974 году, в финале чемпионата мира против Грэма Майлза. Моим спонсором тогда была компания с названием Marsdon International, они дали мне красную жилетку и черный плащ, чтобы я надел это в финале. Я лихо перебросил плащ через плечо, потому что внутри была красная подкладка, а с моими зубами необычной формы в те дни, мне и дали прозвище Дракула. Я любил его, это было превосходно. Это было очень важно для меня, и все сделано с хорошим вкусом.

- Есть ли у Вас какие-то сожаления в Вашей карьере, или есть что-то, что бы Вы хотели сделать по-другому?

- В игре? Нет, я, может быть, не пошел бы на долгие 5 месяцев выступать в туре. Я бы придерживался двух или трех недель, потому что я думаю, что долгое отсутствием ломает ваш брак. Нельзя слишком долго быть вдали от семьи. Кроме этого я ничего не изменил бы. Я никогда не занимался политикой игры, так что мне не о чем сожалеть.

- Вы использовали, передавали свой игровой опыт, обучая Ронни О'Салливана?

- Ну, я никогда не видел лучшего игрока, чем он. Я никогда не видел лучшего забивалу, лучшего владения кием и лучшего тактика. Было всего лишь несколько аспектов, где я был в состоянии помочь ему. В результате, после того года, который я прошел с ним, он получил чемпионат мира. Мы работали над психологическими факторами, а также, например, как успокоиться и что делать, когда ты сидишь в кресле. Я был взволнован, и почувствовал гордость, когда он попросил меня о помощи, это подарило мне еще 10 лет жизни и сделало меня моложе.


О'Салливан "благодарит" своего советника Рэя Рирдона © PA Photos

- Процитирую Вас: "Я не могу вспомнить никого, кто спросил бы: "Кто пришел вторым? Вы можете?". Это как раз та философия, которая привела Вас к успеху в снукере?

- Это верно, я никогда не слышал никого, кто спрашивал бы, кто занял второе место. Кто выиграл, да, но не второе место. Однако в первый раз, когда я впервые играл в финале, я стал вторым, это был чемпионат Великобритании в 1948 году.

Рэй теперь предпочитает гольф-клуб своему снукерному кию. Он также занимает пост президента Churston Golf Club в Девоне, где и можно поиграть с самим Дракулой. В заявлении на сайте клуба, Рэй приглашает общаться с ним в чате, если они видят его онлайн, демонстрируя таким образом приветливый характер снукерного героя. Истинный джентльмен и легенда спорта.

Перевод: Надежда Белянская.


<< Назад