Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

Кен Доэрти: Cнукер был на коленях, но сейчас он вышел на новый уровень

Автор:  |   |  705

Бывший чемпион мира по снукеру рассказал о борьбе с криминалом, сериале "Клан Сопрано" и самом ужасном разочаровании в карьере в большом интервью The Guardian.

Кен Доэрти

— Привет Кен, как ты?

— Я хорошо, а как вы?

— У нас тоже все хорошо, спасибо. Ты играешь с Джаддом Трампом на English Open, который стартует на следующей неделе. Расскажи немного об этом.

— Это новый турнир, который пройдет в Манчестере. Это часть новой серии, куда вошли также Scottish Open, Irish Open и Welsh Open. И если вы выиграете все четыре, то получите огромный бонус в размере одного миллиона фунтов.

— Положение снукера сейчас очень хорошее, не так ли?

— Да, оно просто фантастическое. Барри Хирн, World Snooker и WPBSA проделали огромную работу в течение последних нескольких лет. Игра была на коленях пять или шесть лет назад, но они подняли снукер на качественно новый уровень. В этом году около 300 миллионов человек посмотрели чемпионат мира в одной только Азии, это невероятно. Надеюсь, будет появляться все больше турниров вроде English Open, и они будут расти.

— Барри Хирн смог сделать развлечение для пивного бара кассовым видом спорта. В чем секрет?

— У него есть, так сказать, дар Мидаса. Он очень хороший бизнесмен, и он пытается устроить пир на весь мир. Кроме того, он обладает просто заразительной индивидуальностью и характером - я думаю, что людей из мира бизнеса это привлекает. Он гармонично вошел в игру.

Кен Доэрти

— Как твоя игра на данный момент?

— (Смеется) Моя игра - дерьмо! Я до сих пор люблю игру, и я люблю соревноваться, но я уже не играю так, как раньше. Мне 47, так что я не ожидаю, что заиграю вдруг так, как когда мне было 27 и я выиграл чемпионат мира.

— С точки зрения игры в снукер, какая самая трудная часть в старении?

— Я бы сказал, что это уверенность. Ты становишься более сознательным в некоторых вещах, о которых не задумывался раньше. Когда ты молод, ты просто берешь и играешь, идешь на удар. Среди других вещей, которые приходят в твою жизнь с возрастом, я бы назвал семью. Это просто факт жизни. Но, кроме моей семьи, нет ничего, что я люблю больше, чем играть в снукер. У меня до сих пор большая страсть к нему, и я до сих пор люблю быть причастным к этой игре, и именно поэтому я комментирую турниры для BBC. Я люблю повеселиться с другими игроками и командой BBC. Я до сих пор думаю, что могу еще кого-то расстроить, прежде чем завершу карьеру. Это то, на что я искренне надеюсь.

— Твое самое яркое воспоминание в победе над Стивеном Хендри, когда ты стал чемпионом мира?

— Когда я забил коричневый в последнем фрейме. Я был на синем, на 11 очков впереди, и это был первый раз, когда я понял, что я близок к победе. Я мечтал о победе на чемпионате мира с момента, когда мне исполнилось восемь лет, и весь путь до финиша этого чемпионата я мог представлять себя, поднимающим кубок, но я никогда полностью не верил, пока не забил коричневый шар.

Когда я сыграл еще и синий, я был очень весел, я был как Чеширский кот. Я не мог дождаться, как подойду и забью розовый. Еще лучше этот чемпионат для меня сделал тот факт, что на трибунах были мои друзья из Ирландии. Никого из моей семьи не было. Они просто слишком нервничали, они не могли даже смотреть. Моя мама в тот день вообще без вести пропала! Никто не знал, где она. Оказалось, что она бродила по улицам Дублина, ходила по всем церквям и зажигала свечи для меня!

— Ты часто пересматриваешь тот финал?

— Нет, на самом деле не пересматриваю. У меня нет даже DVD. Иногда мой сын может включить этот матч на YouTube. Я люблю посмотреть, у меня до сих пор этот мат вызывает мурашки, потому что это было дин раз в жизни. Так что многие игроки не получают шанса испытать те эмоции, поэтому я считаю, мне повезло. Я разочарован, что не выиграл его снова, потому что я был еще в двух других финалах, но, с другой стороны, мое имя на трофее, и никто не может его стереть. Это означает, что я запечатлелся в анналах истории снукера.

Я не могу поверить, что это было 20 лет! Время прошло так быстро. Мне было 27 лет тогда. Я смотрю на некоторые фотографии, я там выгляжу, как ребенок. Я думал, что я все знаю о мире и жизни, и я был настолько глуп и наивен! Но это были великие времена.

— Маркус Рашфорд даже не родился, когда ты стал чемпионом мира.

— Мне хорошо от этой мысли!

— Насколько ты устал, пока пробивался к финалу 2003 года?

— Я думаю, что это было самое большое разочарование за все время... Это и еще не забитый черный, когда я шел на 147 на Уэмбли. После стольких решающих фреймов и камбэков выиграть титул чемпиона мира в том году было бы чем-то особенным. Я думаю, что сыграл 132 фрейма из возможных 137, это было совершенно невероятно.

— Ты спал несколько дней, когда все закончилось?

— Ах, я был настолько опустошен. Я не думаю, что когда-либо действительно смогу справиться с этим. Но это был отличный турнир и крутой финал, для меня это было бы действительно что-то особенное, если бы я выиграл его.

— Было бы, возможно, величайшей победой за все время на чемпионатах мира...

— Я думаю, что вполне могло. У меня был в первом раунде счет 10-9, во втором 13-12, потом 13-9 против Джона Хиггинса, я вел 10-0, и в полуфинале против Пола Хантера, который многие люди, думаю, помнят до сих пор, когда я уступал 15-9 и выиграл 17-16. Даже в финале, проигрывая 10-2, я сделал камбэк до 12-12 и проиграл 18-16, это было довольно тяжело.

— Со всеми этими камбэками ты начал чувствовать себя непобедимым?

— На чемпионате мира помогает то, что у тебя есть много фреймов, чтобы зацепиться и вернуться в матч. У меня было внутреннее убеждение ,вера какая-то. Хотел бы я, чтоб у меня это было сейчас! Тогда даже если кто-то опережал меня на четыре-пять фреймов, я не паниковал. Я знал, что у меня хватит мужества и решимости, чтобы вернуться. Нет ничего хуже, чем когда кто-то делает камбэк, когда ты не сильно впереди. Начинается состояние нервозности и паники больше, чем после других вещей, потому что ты думаешь: "Господе Иисусе, если я проиграю сейчас, то это никогда не закончится".

— Тебя что-нибудь удивило, когда ты стал чемпионом мира?

— Я не знаю, удивило ли меня что-то, но была одна смешная история впоследствии. Я встретил одного из чиновников в Mansion House, резиденции мэра, во время приема он сказал мне: "Вы знаете, мистер Доэрти, с семи до десяти часов вечера во время финальной сессии чемпионата мира по снукеру, не поступило ни одного звонка в центральный полицейский участок в Дублине. Все уже начали проверять телефоны, думали, что они неисправны! Звонили и спрашивали, все ли в порядке со связью. И девушка на другом конце сказала: "Вы что? Не смотрите снукер?" Даже криминальные элементы и преступники смотрят сейчас финал!".

Кен Доэрти

— Расскажи немного о своем радио – шоу…

— Я со-ведущий Реджи Корриган. Шоу идет в прямом эфире каждую субботу на Sunshine Radio с 9 до 11 утра, мы просто говорим о спорте. Это немного походит на TalkSport. Это очень беззаботное шоу, пара парней говорит так, как если бы они были в баре со своими друзьями. У нас есть гости, представители разных видов спорта, в зависимости от того, что актуально. Я очень люблю это шоу, это большая страсть. Мы там много веселимся. Если меня останавливают на улице, то как раз из-за шоу, а не из-за снукера!

— Какая лучшая спортивная книга, которую ты прочел?

— Есть три, которые выделяются: "Только игра" Эмона Данфи, "Open" Андре Агасси и "Мохаммед Али" Томаса Хаузера.

— Какой последний фильм ты посмотрел?

— Вы, наверное, будете смеяться над этим, но это был "Пит и его дракон". Прекрасный фильм. Я взял своего сына, ему восемь лет, а также племянника и племянницу. У сына был день рождения. Мы прекрасно провели время. Я плакал, они сидели там с попкорном, глядя на меня, спросили: "Ты плачешь?" Я сказал: "Нет, совсем нет, соринка в глаз попала!" Я один из тех, кто рыдает над трогательными вещами, это действительно странно. Я не должен действительно говорить вам об этом. Я испортил мою репутацию!

— Твое любимое ТВ - шоу?

— Мой любимый за все время сериал "Клан Сопрано". Я смотрю "Нарко" сейчас, но я не смотрю мыло или что-нибудь подобное.

— Какой твой любимый альбом?

— Наверное, The Joshua Tree. Я люблю музыку в стиле U2, Coldplay, Rolling Stones, Oasis, вот такого рода вещи.

— Кто самый известный человек в твоем списке контактов в телефоне?

— Наверное, Брендан О'Кэррол из "Мальчиков миссис Браун". Он из Дублина, и мы родились в один день, хотя в разные годы! Мне звонила одна знаменитость во время финала чемпионата мира 2003 года. Я не знаю, как он достал мой номер. Я вернулся в отель и готовился к финальной сессии. Было 12-12 , и я решил проверить телефон, потому что думал, что там много сообщений с пожеланиями удачи. Одно из них было такое: "Эй, мужик, я сижу здесь с Guggi (авангардный ирландский художник Дерек Роуэн – прим. Snooker.by) и Саймоном Кармоди. Мы смотрим снукер, ты сделал крутой камбэк, держись, чувак, мы все тобой гордимся. И кстати, это Боно!".


<< Назад