Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

Ронни О'Салливан - Несчастный Король снукера

Автор:  |   |  2828

Журналист Сэм Найт, живущий в Лондоне и пишущий для американского еженедельника The New Yorker, в своей недавней статье решил познакомить читателей из США со снукером и в качестве главного героя для своего материала выбрал, на его взгляд, величайшего игрока всех времен в этом спорте Ронни О'Салливана. Сэм рассказывает о мучениях этого гения снукера, а также о самой игре.

 Ронни О'Салливан

Ронни О'Салливан. Фото: Nadav Kander 

"О'Салливан "находится где-то над всеми". Он не нормальный парень" - экс-менеджер Ронни


Ранним утром во вторник прошлой осенью, Ронни О'Салливан бегал в лесу недалеко от своего дома в Чигуэлле в графстве Эссекс на северо-востоке Лондона. Было сыро и грязно, ну как обычно бывает в Англии в ноябре.

О'Салливану 39 и он любит бег. Около десяти лет назад он обнаружил, что это единственное, что действительно способно вытащить его из его скорлупы, причем гораздо эффективнее, чем бухло, наркотики или антидепрессанты, при этом никак не усугубляя тот неизбежный факт, что он самый талантливый игрок в снукер всех времен.

Ронни О'Салливан

В возрасте одиннадцати лет О'Салливан делал хорошие деньги в этом спорте, и в течение последних трех десятилетий он выиграл пять чемпионатов мира и установил ряд рекордов несмотря на то, что в это время переживал целую одиссею расстройств и неудач в виде срывов, зависимостей а также искупления, во многом, вызванных тюремным заключением его отца, который отсидел за убийство.

О'Салливана часто описывают как гения. Но он думает иначе. Большую часть времени Ронин чувствует себя мошенником. Его игра нестабильна, успешна лишь урывками. Он выигрывает, потому что другие проигрывают. Он уже долгое время задается вопросом, будет ли он счастливее, если займется чем-нибудь другим. Он порывался уйти девять раз за последние десять лет.

"Я бл…, затрах..ся этими поисками", - сказал он мне в одной из бесед, которая состоялась в последнее время. "Я как бы знаю, кто я, но мне это не нравится, мне не нравится то, кто я, понимаете, что я имею в виду? Мне бы хотелось немного больше этой чертовой стабильности".

О'Салливан пытается бегать шесть или семь миль в день. В то утро он был со своим лучшим другом из школы, Джорджем Палакаросом. (О'Салливан вырос в нескольких минутах ходьбы от Чигуэлл, в городе Илфорд). А через два дня начинался чемпионат Великобритании - второй по величине турнир в снукере. Матч первого круга, соперник О'Салливана – игрок-любитель Дэниэл Уэллс. Ну а пока – пробежка в лесу, а Палакарос подзывает Ронни О'Салливан, чтобы проверить сердечный ритм на приборе, который тот носит на запястье. О'Салливан обернулся, чтобы ответить, но поскользнулся и упал, сломав левую лодыжку.

А он пытался бежать дальше. "Не думал, что мне придется ковылять назад вразвалку", - сказал он. Ронни пробежал еще одну милю, но всякий раз, когда смотрел вниз, то видел, как его лодыжка раздувается. К тому времени, как О'Салливан прибежал в раздевалку в своем атлетическом клубе, то просто не мог уже стоять на этой ноге.

В больнице О'Салливану сказали, что у него трещина, поэтому его лодыжке не потребуется хирургическое вмешательство, но лечение займет двенадцать недель, вот почему он вынужден был носить защитный бандаж. А после полудня он вызвал своего психиатра и опубликовал фотографию своей лодыжки, жутко опухшей, в Твиттере с подписью: "может быть одноногий снукер на #UKChampionship в четверг". Он нашел пару мягких голубых ботинок в шкафу, в которые умещалась его опухшая нога с бандажом, а на следующий день друг отвез его в Йорке, чтобы Ронни мог держать ногу в нужном положении на протяжении всей дороги.

Снукер, как и его бедный родственник пул, - это бильярдный спорт. В отличие от пула, в снукере 22 шара: пятнадцать красных, шесть других цветных и один белый. (Пул и его варианты включают шестнадцать шаров и меньше). Игроки по очереди пытаются очистить стол и заработать как можно больше очков, настолько много, насколько это возможно. Используя биток, игроки забивают красный, а затем цветной шар (он возвращается на стол), а затем снова красный и так далее. Когда все красные ушли, игрок отправляет в лузы цветные в определенном порядке в соответствии с их стоимостью: от желтого, который стоит два очка, до черного, цена которого - семь. Если игрок не забил какой-то шар, он должен уступить место у стола сопернику.

Матчи состоят из фреймов, каждый из которых выигрывает тот, кто набрал больше очков. В профессиональной игре, фреймы, как правило, проходят в яркой и напряженной борьбе, когда шары, кажется, так легко скользят в лузы, будто им больше не куда катиться. Или же наоборот – фреймы с ошеломляющим метафизическим трудом, когда мешают друг другу, устраивая "ловушки", выстраивая шары сложнейшим образом, это называется "тактическая игра", в такие моменты нервы у всех ни к черту.

Цивилизованный вид снукера противоречит его порочной и развязной природе. Снукерный стол в три раза больше, чем стол для пула, а его лузы на дюйм меньше. В снукере даже самый обычный основной удар - связь предвидения (расчета), трения и различных ньютоновских законов. Игроки стремятся контролировать, по крайней мере, ход двух шаров: красного или цветного по направлению к лузе и битка (белого шара), скорость его торможения и вращения здесь тщательно продуманы. Если он остановится возле другого прицельного шара, то действия повторяются снов, в другом случае игрок отправляет биток на дальнюю половину стола, откуда сопернику будет трудно забивать.

Лучшие игроки в этом спорте могут делать минимум тридцать ударов, причем играть приходится в строгих (дресс-код в снукере, более или менее, напоминает тот же, что был 1930-ых годах в мюзик-холле). Причем у каждого удара может быть психологическое эхо: что хорошо для меня, то плохо для соперника. Чем дольше я нахожусь у стола, тем больше он сидит и беспокоится. Игроки избегают зрительного контакта. Никто не разговаривает во время матча.

На чемпионате Великобритании, все матчи, за исключением последнего, проходили в формате best of 11 (из одиннадцати фреймов). О'Салливан не хотел обременять свою ногу, чтобы не повредить сломанной лодыжке.

"Я чувствую себя, как ребенок, который пытается научиться ходить", - сказал он тогда журналистам. Он хромал весь свой первый матч, но выиграл 6:2. Три дня спустя, во втором туре, он столкнулся с Питером Лайнсом, 44-летним профессионалом, хотя по факту Питер лишь подмастерье профи. Я отправился туда, чтобы посмотреть, как играет Ронни.

И вот я в York Barbican Centre, недалеко от города со средневековыми стенами.

О'Салливан рассматривал возможность сняться с турнира. Ему сложно было играть. Не было никаких знаков от него, пока другие не могли дождаться, когда возьмут в руки свой кий.

Рефери уже надел свои белые перчатки. Тем не менее, в 19:00, О'Салливан появился, вышел на арену в свете лучей после того, как объявили его имя "Ронни (Ракета) О'Салливан!". В своем костюме и с седыми бакенбардами он был похож больше на крупье, который возвращался домой после работы.

"Невозможно чувствовать себя комфортно, когда играет Ронни", - сказал мне Барри Хирн. Хирн – главный промоутер мирового снукера, начиная с восьмидесятых двадцатого века. Он управляет коммерческими правами на этот спорт и был менеджером О'Салливаном три раза за все время его бурной карьеры.

О'Салливан уволил двух менеджеров во время написания этой статьи. "Смотреть за его игрой – это как наблюдать какой-нибудь несчастный случай, ожидая, что произойдет", - сказал Хирн. О'Салливан был очевидно не в духе.

Большинство снукеристов, одержимых повторением, становятся роботизированными версиями самих себя. Но только не О'Салливан. Он постоянно находится в движении, он все время что-то проверяет, смотрит искоса на происходящее, может шумно возвращаться в кресло после неудачного удара, гримасничать в адрес шаров, суетиться по поводу следов мела на сукне. Его лодыжка сделала все это невозможным. Каждое перемещение для него было усилием.

Однако даже этого хватило, чтобы победить Лайнса. Он тогда был 61-ым в мировом рейтинге, казалось, он нервничал из-за телекамер и не забивал очень много простых шаров. Конечно, игрокам с низким рейтингом трудно сконцентрироваться, когда они играют против О'Салливана. Зрители против них, потому что болеют за Ронни, и такие игроки задаются вопросом, что он думает об их игре. Игра был довольно беспорядочной. В пятом фрейме, при счете 3:1 у О'Салливана неожиданно упал флюк и всего 29 ударов ему понадобилось, чтобы набрать 106 и сделать сенчури. Создалось ощущение, что теперь он может умчаться очень далеко. Но Лайнс вернулся. О'Салливан был рассеянным, и сжав зубы, смотрел игру за соседним столом.

"Ронни, сынок, давай!", - послышался выкрик с очевидно йоркширским акцентом с трибун. К тому времени, когда игра закончилась со счетом 6:3, для О'Салливана это было как 10:30. Он был исчерпан. Я догнал его в коридоре, когда он, прихрамывая, шел в свою раздевалку. Мне кажется, хоть он и обезоружен проблемами и беспокойством, но вы все равно хотите ему понравиться. Я поздравил его с победой в матче и сказал, что наслаждался его игрой.

"Черт возьми", - ответил он. "У меня не получилось".

Продолжение следует…

Перевод: Надежда Белянская.

Ронни О'Салливан - Несчастный Король снукера. Часть 2

Ронни О'Салливан - Несчастный Король снукера. Часть 3

Ронни О'Салливан - Несчастный Король снукера. Часть 4




<< Назад