Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

Ронни О'Салливан: "Я просто использую снукер, не давая ему использовать меня"

Автор:  |   |  1585

"Ракета" все еще не уверен в том, будет ли пытаться взять его шестой титул чемпиона мира в Крусибле в следующем месяце, но настаивает на том, что пойдет туда только, если ощутит аппетит к победе", пишет The Guardian.

Ронни О'Салливан смотрит на свои руки с усмешкой. Это руки "Ракеты", руки спортивного мага и лучшего игрока в истории снукера, но в это утро О'Салливан запрятал свои кулаки в боксерские перчатки.

Ронни О'Салливан


"Я не беспокоюсь, что могу повредить их", - говорит он в этот солнечный день в Чигуэлле, графство Эссекс. "Потому что тогда мне не придется играть на чемпионате мира".

Это кажется странной прелюдией к стремлению О'Салливана стать чемпионом мира в шестой раз в следующем месяце. Стивен Хендри пока владеет рекордом по количеству мировых чемпионских титулов, завоеванных в современную эпоху, у него их семь, однако даже шестой титул О'Салливана уже был бы экстраординарным, поскольку снукер сейчас гораздо более конкурентный спорт, а Ронни О'Салливан должен был победить своих демонов из прошлого и свое сегодняшнее разочарование в спорте.

"Я знаю, это звучит глупо, но я даже не сейчас не уверен, буду ли участвовать в ЧМ", - говорит О'Салливан. "Я, наверное, буду, но суть теперь в том, что я хочу отдавать снукеру лишь 20% своего времени. Так что я пока не зарегистрировался на чемпионат мира. Я, вероятно, все-таки приму в нем участие, но вообще-то меня сейчас это мало волнует.

"Я почти ни разу не брал в руки свой кий с момента турнира в Германии около месяца назад. Я не хочу. Я просто заполнил мои дни другими вещами, так что я не могу играть в снукер. Я решил, что я хочу боксировать, я также занят небольшим бизнесом. Вот это и заполняет мой день. Я прихожу домой в шесть и за целый день не бываю у бильярдного стола".

О'Салливан сейчас тренируется лишь примерно два часа в неделю, потому что он предпочел бы быть экспертом, нежели участником на чемпионате мира.

Подчеркнув, что "снукер изменился" в связи с сокращением призового фонда и спонсорских возможностей, О'Салливан говорит: "Я не бизнесмен, но я не глуп. Вот, например, 5-10 лет назад я получал хорошие деньги за логотипы своих спонсоров. У меня в кармане были 350 тысяч фунтов еще до того, как я ударю по шару. Теперь денег в снукере нет. Лучшие игроки сейчас страдают. Я не хочу, чтобы начались разговоры, что я делаю это за деньги. Я просто хочу справедливости. Я могу уже не работать оставшуюся часть жизни, но я хочу, чтобы меня ценили. Сейчас я работаю с Eurosport и открываю новые двери. Я чувствую себя нужным, чувствую, что они меня ценят. Вот где я вижу свое будущее".

О'Салливан уже потерял надежду, пытаясь убедить руководство мирового снукера в лице Барри Хирна, главного промоутера этого вида спорта, решить вопросао недостаточных призовых доходов игроков: "Я переписывался с Барри Хирном на эту тему, но он настаивает на своем. Он сказал: "Давай, давай встретимся поговорим, но я уже достаточно напереписывался, мне все ясно. Я знаю, что у Барри на этот счет свое мнение, и оно не совпадает с моим. Это меня не устраивает. Я готов дать снукеру 10, 15, 20% моего времени, но мне нужно заниматься чем-то еще. Такими вещами и в тех сферах, где я чувствую, что меня ценят, что я нужен. У меня были хорошие времена, но они проходят. Меня не волнует, кто там и что говорит про меня. Они могут упрекать, что я получаю призовые. Однако когда ты лучший игрок, то эти призовые, что сейчас в туре, - это хрень и гребаное дерьмо. Я забочусь о своей безопасности, а снукер не может мне это обеспечить".

И все же, в конечном счете, 39-летний О'Салливан, больше философ нежели бунтарь. "Работая со спортивным психиатром Стивом Питерсом, я понял, что бьюсь головой о стену уже много лет. Я не могу тратить свое время на некоторых людей. Вы только подумайте: "Эта битва не стоит борьбы".

Его нынешнее сопротивление снукеру кажется более аргументированным, когды услашть его в контексте глубокой личной борьбы. О'Салливану было только 16 и он играл на любительском снукерном турнире в Бангкоке в тот момент, когда его отец, Ронни Старший был приговорен к пожизненному заключению за убийство в 1992 году, а затем через год его мать Марию посадили в тюрьму за уклонение от уплаты налогов. Кажется поразительным его рассказ о том, как он, будучи сам несовершеннолетним, пытался еще заботиться и о своей младшей сестре Дэниэл.

"Я пытался делать какие-то правильные вещи. Мама и папа были далеко, были только я и моя сестра. Ей нужна была забота, но, конечно, я не мог заботиться о ней так же хорошо, как родители. Я начал пить, принимать наркотики, в общем, делать все, что угодно, кроме нужных правильных вещей. Моей сестре была только восемь, а у меня даже не было водительских прав, чтобы отвезти ее в школу. Я не был лучшей нянькой, но нашел способ справиться с этим, и прошел через все это".

Как долго он и Даниэль жить самостоятельно?

"Я старался держаться в течение трех или четырех недель, а потом отвозил ее к лучшим друзьям моей мамы, и Энджи и Рэй присматривали за Дэниэл. Думаю, что это было правильно".

Его мать вскоре вышла из тюрьмы, а вот отец освободился лишь в 2010-ом, посел 18-ти лет заключения.

"Он очень хорошо адаптировался", - говорит Ронни О'Салливан о своем отце. "И все равно никогда это не будет уже так легко пережить, я не думаю, что он когда-либо адаптируется полностью, хотя он уже и втянулся в рутину, у него много друзей. Он со мной время и Даниэль тратят. Он делает очень хорошо, когда вы думаете о его среды за последние 20 лет. Он обнимает каждую минуту быть вне. Он ценит свою свободу".

О'Салливан же, в свою очередь, очень ценит своих маленьких детей. Он помнит мужество его девятилетней дочери Лили в кроссе в прошлом году. И это достижение его малышки, похоже, значит для него больше, чем его собственные, ведь с такой теплотой и восхищением, кажется, он не говорил даже о своем недавнем мировом рекорде из 776 сенчури.

"Я был так горд за нее. Она бежала кросс за свою школу. Всего было 11 школ, и я переживал за нее, потому что сам там находился. Они, значит, стартанули, а моя малышка обгоняла остальных девочек на последних ста метрах, и на этой дистанции шла третьей. Черт возьми! Я там мчался вдоль кустов и кричал ей: "Да ладно, Лил, расслабь плечи, держись!... И когда она финишировала, я еще в жизни не видел никого, кто бы так устал. Однако Лили ничего не досталось. Две девочки обогнали ее, она пришла пятой, но она пересекла финишную прямую, выдав 250%. У моей дочери больше мужества и решимости, чем у меня. Она родилась с упорством – это отличная черта".

Настолько ли стойкий, как его сестра, маленький Ронни, который на год моложе Лили?

"Он ленив, но он талантлив. Все, что он делает, дается ему легко. Он мог учиться усерднее, но даже несмотря на это, он по-прежнему один из лучших учеников класса. Он быстро все схватывает. Я показал ему, как играть в снукер, и бац, он уже играет вовсю. Он прекрасный мальчик. Он красивый. Да он такой красивый маленький прохвост. Точно, не в меня пошел".

О'Салливан вынужден будет находиться вдали от своей семьи в следующем месяце и, несмотря на свои опасения, почти наверняка сыграет все же вна чемпионате мира в Шеффилде. "Это, наверное, один из моих наименее любимых турниров", - пожимая плечами, говорит Ронни. "Семнадцать дней слишком долго".

"Однако я, как ребенок, мечтал о том, чтобы стать чемпионом мира. У меня заняло некоторое время - выиграть свой первый титул чемпиона мира, но как только я сделал это, вкус успеха был мне приятен. Я подумал, что если я смогу выиграть три или четыре, это было бы здорово. Один ведь может быть случайностью. Два? Некоторые люди выиграли два. Три? Вот теперь ты уже становишься великим игроком. Четыре? Находищься на одном уровне с Джоном Хиггинсом, а он мастер игры. Так что я очень рад, что выиграл его пять раз".

Ронни улыбается при упоминании о семи титулах Хендри.

"Мы дадим ему сохранить этот рекорд. Я не гонюсь за ним. Мне очень нравится моя жизнь. Я признал, что пять хорошо, а снукер уже не тот, каким было когда-то для меня. Я просто использую снукер ... вместо того, чтобы снукер использовал меня".

О'Салливан несколько раз пережил кризисы на чемпионатах мира в Крусибле. В 2006-ом в полуфинале он оказался обескуражен, когда счет стал 8:8 в матче против Грэма Дотта, причем Ронни тогда проиграл восемь фреймов подряд.

"Дотт хороший жесткий игрок. Он щелкает тебя, как из ружья, хотя никогда не будет показывать феноменальную игру, которая вызовет у сопернику комплекс неполноценности. Я страдаю ментально. Я не мог справиться со своими мыслями и эмоциями. Я просто как-то взорвался и устроил саботаж. Я хотел проиграть. У меня был чертовски жуткий кризис. Если бы я выиграл этот матч, то мне пришлось бы играть с Питером, черт его, Эбдоном целых два дня. Для меня это был бы сумасшедший дом, но сейчас в этом плане у меня все стало намного лучше, я могу контролировать эмоции гораздо лучше после работы со Стивом Питерсом.

"Я пройду через это, а завтра будет новый день. Вот с таким отношением я стал гораздо более успешным. Стив мастер в плане правильной психологической настройки ума, и я, вероятно, где-то процентов на 70 использую свои мозги правильно в настоящий момент, благодаря проделанной со Стивом работе. И этого достаточно для меня, чтобы сейчас быть успешным человеком, таким, как я хочу быть. Сейчас я вижусь с ним два-три раза в год. Часть меня не желает тратить на это больше времени, потому что теперь ведь я не играю больше в снукер серьезно, так, по большей части, для забавы".

Он проиграл в финал чемпионата мира в прошлом году Марку Селби, и ясно, что поражение ранило его.

"Я не мог играть хорошо весь турнир, поэтому стал запинаться в матче против Селби. Я был разочарован, что проиграл кому-то вроде него… ну как…. так выразиться правильно, я бы предпочел проиграть кому-нибудь вроде Дина или ... кто там еще есть? Я не могу думать ни о ком. Я хочу, чтобы это был кто-то, кто делает правильные удары, наподобие моих ударов. Я просто нахожусь в тупике, когда смотрю на Селби. Это эффективно, но его биток повсюду, и иногда думаешь, что вот сейчас он все расчистит, а он в этот момент теряет позицию. Это тревожный стиль. Я бы предпочел играть с такими парнями, как Стивен Хендри, Джон Хиггинс, Дин, Джадд Трамп. Поэтому в прошлом году мне было трудно иметь дело с ним".

Ронни также признался, что на турнире Мастерс Нил Робертсон "распотрошил его в пух и прах" в январе этого года. Тогда австралиец прервал победную серию О'Салливана из 15 матчей, Ронни проиграл со счетом 1:6.

Тем не менее, у Ронни пока еще есть ощущение, что при соответствующем настрое он сможет взять свой шестой титул чемпиона мира. Это возможно.

"Я способен выиграть его", - говорит он. "Я пойду на ЧМ только с аппетитом, чтобы победить. Я сейчас на таком этапе, когда ценю каждую победу, а раньше со мной аткого не было. Теперь я думаю: "Черт возьми, я взял титул чемпиона Великобритании и Кубок чемпиона чемпионов". Это плохой знак, потому что это говорит о том, что финиш карьеры близко. Но, с точки зрения человеческой, это хороший знак".

Мы выходим в сад и О'Салливан говорит о своих спарринг-партнерах по боксу.

"Этим парням от 30 до 73 лет. Они все разные. Мик – здоровенный грек, сильный парень, который все время атакует, идет вперед и бьет. И в то же время он прекрасен, дает мне советы, мне это нравится, я узнаю новые вещи. Я верю, что любые вещи можно делать с искусством. Можно ведь сделать что-то плохо, либо очень хорошо, либо очень плохо. А у великих людей это просто получается легко".

"Мы же бьем только тело. Это больно, но я сказал одному парню: "Я люблю это". Он посмотрел на меня и сказал: "Ты псих". Но мне реально нравится получать по ребрам. До тех пор, пока вы не убьете меня или не сломаете мне ребро, я считаю, что все в порядке. Боль – это ничто.  Она приходит и уходит. У меня был отличный день благодаря боксу. Это лучше, чем лежать в постели, ожидая, что что-то случится".

"Ракета" берет бильярдный кий. "Это не обычный палочка", - говорит фотограф Том Дженкинс. "Нет", - отвечает О'Салливан, улыбаясь. "Но я уверен, что мог бы превратить его в волшебную палочку ..."

Перевод: Надежда Белянская.


<< Назад