Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

Шон Мёрфи вспоминает Ли Спика

Автор:  |   |  943

По-настоящему великие карьеры в спорте формируются из крови, пота, слез, напряженной работы, веры, преданности и самоотверженности. А также из мечты. Люди мечтают о славе, успехах, достижениях, которые позволят талантливым и сильным стать особенными. Поколения мальчишек, которые растут, следя по телевизору за снукерными турнирами, а их главной мечтой является подражание спортивным героям.

Шон Мёрфи

Таким мальчишкой был когда-то Шон Мерфи. Таким же был и Ли Спик. Но пока Мерфи праздновал свою победу на Мастерс в январе этого года, завоевав «тройную корону» трех важных титулов, Спик вел свою битву в больнице, сражаясь с последствиями заболевания печени. Несколько дней спустя он умер. Ему было всего 34 года.

Для Мерфи и других спортсменов его возраста трагедия Спика стала горьким напоминанием о хрупкости жизни. У этих мечтающих мальчиков было много общего: двадцать лет назад они играли на бесконечных юношеских турнирах, обучаясь мастерству не только снукера, но и конкуренции. Так они познавали жизнь.

Хочется оглянутся на золотые беззаботные времена, когда казалось, что солнце будет всегда ярким. Наступили и черные дни, но это случится намного позже. Все начиналось с зеленых юнцов, привлеченных в снукер телевизионными трансляциями, а их спортивные аппетиты все время росли, подпитываемые успехами на юношеских соревнованиях.

В центре внимания всегда неизменно находился Вилли Торн в Лестере, где его брат Малькольм проводил бесконечное число турниров. Это были выходные с ранними подъемами, поездки по автомагистрали с преданными родителями, толпящимися в клубе; мальчики в поисках успеха, в плащах и с киями в руках, делающих их похожими на гномов.

Мерфи удалось добиться успеха и скорее всего, его добился бы и Спик. Мерфи вспоминает, что Спик был в те времена лучшим юниором, завоевав титул, когда ему еще не было 15, он добрался до 65 строки профессионального рейтинга, но ранним перспективам было не суждено исполнится. Очевидно, уже тогда имели место проблемы, но снукер – не групповой спорт и спортсмены должны справляться с трудностями самостоятельно. Однако, это получается не у всех.

"Я начал принимать участие в юношеских турнирах, когда мне было десять лет и очень быстро понял, что представляли из себя другие хорошие игроки. С самого начала Ли заметно выделялся среди них", – рассказывает Мерфи ресурсу «Inside Snooker".

"У него был талант, и этот талант был от природы. У Ли было достаточно храбрости, чтобы задумывать умопомрачительные удары, но дело в том, что большинство из них оказывались успешными. Против него было действительно очень, очень сложно играть. И когда после жеребьевки я видел свое имя напротив имени Ли Спика, то все время надеялся, что он проиграет кому-то другому, прежде чем доберется до меня".

Юные чемпионы Ли Спик и Шон Мерфи


"Все, кто имел отношение к юношеским и любительским турнирам в те времена, думали, что Ли доберется до уровня ведущих профессиональных игроков. Если бы не обстоятельства, он мог бы достичь действительно больших успехов. У его отца был свой клуб в Мэнсфилд, что давало ему превосходную возможность тренироваться. Кроме того, Ли дружил с такими крутыми игроками как Гари Уилкинсон и Джейсон Фергюсон. Среди представителей нашего поколения ни у кого не было сомнений, что он готов на великие дела".

"Он отлично справлялся в ситуациях давления и стресса. Под давлением он играл турниры так, будто это был первый за день матч. Даже ночной финал он мог играть, будто сейчас 10 утра, спокойно выполняя свои удары. Он играл, будто ему все равно: победит он или проиграет. У Ли был талант – настоящая сила, с которой нельзя не считаться".

"Многие игроки равнялись на него и думали: вот, как нужно играть! Его секрет был в агрессии, атаке шаров и выполнении сложных ударов. Мы все очень уважали его и мечтали играть, как он".

Мерфи и Спик были двумя выдающимися молодыми игроками своего времени, поэтому отношения между ними складывались по-разному: от жесткого соперничества до дружбы, которая, в конце концов, победила, развившись из уважения, которое они испытывали к таланту друг друга.

Они вошли в ряды профессионалов подростками, полными надежды на успех, но в этом очень требовательном виде спорта, ранние неудачи были неизбежны. И если Мерфи удалось справиться с ними с добиться титула чемпиона мира в возрасте 22 лет, у Спика не вышло пробраться на верхние строки с той же скоростью.

"Многое происходит вне стен клуба, - рассказывает Мерфи, - в индивидуальных видах спорта нельзя полагаться на качества товарищей по команде, которые помогут тебе пережить плохую игру. Ты можешь рассчитывать только на свои способности как в игре, так и в жизни".

"Снукер должен оставаться приоритетом номер один и в свободное время игрока. Жертвовать другими делами обязательно. Если к тебе в дверь стучаться друзья, надо отказывать им, потому что тебе важнее посвятить это время тренировкам. Нельзя отправляться в парк поиграть в футбол, когда у тебя запланирована тренировка. Да, это непросто, а с возрастом отвлекающих моментов становится все больше, тусовки ночь напролет и так далее. Трудно оставаться на своем и повторять: нет, я иду за своей мечтой, даже если она может и не сбыться".

"В подростковом возрасте я тесно общался с Ли, и тогда у него в голове был исключительно снукер. Он был очень талантливым и не думал ни о чем, кроме достижения статуса профессионального игрока. Все свое время он проводил на тренировках в клубе, к нему часто подходили поиграть профи, которые были лет на 20 старше. Мы с Марком Селби и ребята типа нас ходили следом за такими мастерами, уговаривая их поиграть с нами. Спику же лично звонили профи, потому что он действительно был очень классным игроком. Но вскоре наши профессиональные дороги разошлись, вышло так, что место снукера заняли другие вещи".

Ли Спик



В спорте, где абсолютной необходимостью является целеустремленность, отвлекающие моменты могут вести только лишь к проблемам. Иногда это означает плохие результаты, вызванные тем, что ты недостаточно вкладываешься в игру, а иногда проблемы могут оказаться гораздо более серьезными, даже неразрешимыми.

Не всегда, оказавшись в затруднительной ситуации, игроки могут рассчитывать на помощь. Недавно были введены некоторые изменения, но годами быть профессиональным игроком в снукере означало просто появляться на турнире со своим кием и играть – плыви или утонешь. Но эмоциональная поддержка, в моменты, когда она действительно необходима, должна исходить отовсюду.

"Я думаю, что Всемирная ассоциация бильярдного спорта и снукера могла бы делать гораздо больше для тренировки и обучения молодых игроков, – заявляет Мерфи, – снукер требует большой преданности, и игрокам часто приходится жертвовать такими простыми вещами, как, например, даже школа. И когда однажды ты оказываешься на перекрестках жизненного выбора, то выясняешь, что не готов с ними справляться". "Некоторые скажут, что это твои проблемы, быть может, так и есть, но мы все ведь часть одной большой снукерной семьи. А поэтому, возможно, настало время Всемирной ассоциации бильярдного спорта и снукера рассмотреть восстановление программ типа программы "Young Player of Distinction" (в которой был задействован и сам Мерфи в 2000), где молодым игрокам предоставлялась бы возможность попробовать себя и получить помощь в определении своего профессионального направления".

"Мы все плывем в одной лодке. Каждый из нас пытается найти свой путь в этой жизни, и каждый вынужден принимать решения. Но если кто-то по разным причинам не справляется с этим, но в то же время уверен, что хочет оставаться частью чего-то большего, я не думаю, что от ассоциации требуется слишком много усилий, чтобы взять таких людей под свою опеку и оказать помощь тем, в чем эти игроки нуждаются".

"Я знаю, что, когда у Ли была двухгодичная турнирная карточка, он почти не принимал участие в соревнованиях, потому что он просто не мог себе это позволить. Несколько лет я предлагал ассоциации отказаться взимать вступительные взносы авансом, а высчитывать их из заработка игроков в конце".

"Что касается тех немногих игроков, которые на протяжении двух лет не смогли ничего заработать, я думаю, что ассоциация могла бы позволить себе не брать с них взносы. Мы являемся членами одной организации, и возможности у всех должны быть равными. К сожалению, сейчас не каждый может себе это позволить".

Мерфи и другой знаменитый игрок поколения 1990х, Марк Селби, не смогли посетить похороны Спика, так как в этот день они возвращались из Берлина, день спустя после финала  German Masters. Их попытки поменять рейс на более ранний не увенчались успехом.

Мерфи рассказывал о Спике в интервью после финальной игры. Казалось, что в воспоминаниях он возвращается назад, в те дни, когда ему были незнакомы давление и сложности, связанные с профессиональной игрой, когда игра была всего лишь еще одним воскресным турниром – просто игрой, просто еще одной возможностью хорошо провести время за любимым занятием. В сложном, требующем больших умственных усилий мире профессионального снукера, далеко не каждый может стать чемпионом мира, но те, кто внес свой вклад в этот спорт, заслуживают, чтобы их признавали и помнили.

Преждевременный уход Ли Спика стал трагедией для его семьи, но они должны знать, что он не забыт, в особенности теми, кто однажды разделал с ним мечту.

Автор: Дэйв Хендон

Перевод: Ольга Бубич


<< Назад