Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

Игроки в СНГ по эмоциям круче всех, а на деле – совсем наоборот. Интервью со звездами белорусского снукера. Часть 1

Автор:  |   |  1540

Чемпионат мира по снукеру IBSF среди любителей прошел с 18 по 29 ноября 2014 года в индийском Бангалоре, в очередной раз без игроков из Беларуси, Украины, Латвии…

Лишь в женском турнире постоянно можно увидеть россиянок и представительницу Прибалтики Татьяну Васильеву. Когда наши игроки будут показывать желанный результат на международных соревнованиях? Есть ли будущее у этого спорта в странах бывшего СССР? Как справиться с чувством вины и превосходства в командной игре и где искать мотивацию, когда все плохо?

Об этом и не только в беседе со Snooker.by рассказали руководитель направления Снукер в Беларуси Сергей Васильев, серебряные призеры женского командного турнира чемпионата Европы-2014 Яна Шут и Анастасия Тумилович, а также постоянный участник международных соревнований, победитель одного из этапов Кубка Беларуси по снукеру-2014 Андрей Худобин.

снукер, интервью с игроками

- Вы участвовали во многих международных турнирах за последние два сезона. Какие нравятся в плане организации и состава игроков? Чем они полезны, кроме турнирного опыта?

Андрей Худобин: Я участвовал в чемпионатах Европы и мира (IBSF) среди любителей. Кроме опыта, это дает большой стимул для тренировок. Когда видишь, как там играют, и как другие игроки к этим турнирам готовятся, понимаешь, что нам до этого еще очень далеко, поэтому надо тренироваться, тренироваться и тренироваться. Видишь, к чему нужно стремиться. Стимул для тренировок – главное, что получаешь на этих соревнованиях.

Анастасия Тумилович: Я бы все свои турниры разделила на несколько лиг: Балтийская, турниры EBSA (чемпионаты Европы), соревнования IBSF (чемпионаты мира) и особенная лига для меня - WLBSA (Всемирная женская ассоциация бильярда и снукера), где в 2014-ом я участвовала в чемпионате мира среди женщин и рейтинговом турнире EDEN Resources (это ассоциация, которая активно продвигает женский снукер в мире).

Я их так разделяю, потому что они сильно отличаются друг от друга. Одними из моих любимых стали турниры EBSA, потому что уровень организации и состав участников с каждым годом улучшается. Ездить туда полезно, кроме опыта, еще и тем, что ты можешь посмотреть себя в сравнении с игроками мирового уровня, и это, конечно, наработка контактов и связей, ведь, чем больше общаешься с опытными игроками, тем больше найдешь моментов, которые будут помогать тебе в твоей игре и тренировках.

Яна Шут: Я тоже участвовала в турнирах Балтийской лиги, чемпионатах Европы, мира IBSF и WLBSA. Самый запоминающийся - последний ЧМ WLBSA в Лидсе, где я в паре с Беном Уолластоном выиграла золото в миксте. Эти эмоции вряд ли когда-то забудутся. Вообще, на каждом турнире ты сравниваешь себя с другими игроками, общаешься с ними, и такое общение – это большой плюс.

Сергей Васильев: Я себя как участника международных турниров не рассматриваю. Я себя там вижу больше как тренера, организатора и болельщика снукера. Мне нравится посещать турниры в наших странах-соседях – в России, Прибалтике, там я сбрасываю с себя груз организатора и играю в свое удовольствие. Есть очень хороший турнир в Королеве – Кубок Гагарина. Мне нравится, что в России все всегда организовывается очень помпезно с хорошим размахом. Не важно, какого ранга турнир, обязательно будет снят какой-то дворец, сделана турнирная арена, хороший фуршет, шоу на открытии и закрытии, призы. И такая составляющая часть очень интересна.

снукер, интервью с игроками

Международный турнир "Шаровые молнии-2014" в Санкт-Петербурге. Фото: llb

На чемпионатах Европы я пока не могу играть хорошо, поэтому решил временно не ездить. Основной плюс от участия – это эмоции, встречи, знакомства, обмен опытом.

- Приходят ли зрители на любительские турниры? Что это за публика?

Сергей Васильев: Зрителей почти нет. Я слежу в Интернете за многими турнирами, заметил, что даже в Польше, где уровень игры намного выше, чем у нас, все равно, судя по фотографиям, два-три случайных зрителя, а пустых мест в зале очень много. Надо признать, наша игра пока не интересна публике, таких матчей один на сто, но дело даже не в этом. Как правило, сейчас на многих турнирах есть трансляции игр в Интернете, и люди смотрят там, чтобы, к примеру, не ехать через весь город.

снукер, интервью с игроками

Сергей Васильев

- То есть, если уровень игры повысится, то зрители придут в зал?

Сергей Васильев: Конечно! Я помню, когда у нас все только начиналось, в 2007-ом году, однажды на кубок Минска пришло 103 человека, но с тех пор это не повторялось, потому что люди увидели, что смотреть пока не на что. Думаю, что помимо игры нужно еще что-то. Например, шоу, вовлеченность зрителей, может, как на ринге, девочки в бикини, чтобы мужскую публику привлечь.

- Девочки в бикини будут уместны в снукере?

Сергей Васильев: Думаю, сейчас ведутся поиски, как привлечь аудиторию, не только в снукере, но во всех похожих видах спорта, так что, почему бы и нет? Просто никто еще не пробовал. Вот в мэйн-туре пробовали привлечь моделей для вывода игроков к столу. Это было интересно и красиво. Думаю, 30% посмотрели только ради того, чтобы узнать, кого из моделей выбрали, и как они оделись.

Яна Шут: А в Англии, например, на чемпионате мира в миксте пары участников выходили так: девушки в вечерних платьях, а парни в костюмах. Это тоже своеобразное привлечение зрителей.

- Пока организаторов мучают мысли, как привлечь зрителей, расскажите, какие невыполненные амбиции не дают покоя вам больше всего?

Андрей Худобин: Я очень давно хочу, как и все игроки в Беларуси, сделать сенчури, и еще одна из таких амбиций – выиграть чемпионат Беларуси. Строить какие-то дальние планы я пока не буду, для начала нужно дома показывать результаты, чтобы на международных турнирах чувствовать себя более уверенно.

Яна Шут: У меня есть цель, но для ее достижения я поставила себе еще задачи, которые надо выполнить, а это пока сложно сделать, потому что у меня есть план на 10 лет. Из ближайших задач – выиграть мужской чемпионат Беларуси, но для этого надо делать хорошие серии, красиво и правильно строить свою игру, у меня пока не все получается, есть некоторые проблемы в технике.

снукер, интервью с игроками

Яна Шут выиграла золото на турнире "Шаровые молнии-2014". Фото:llb 

Анастасия Тумилович: Я бы хотела повысить свой уровень игры с точки зрения качества и стабильности, а также показывать серьезную игру на международных соревнованиях. И очень хотела бы выиграть индивидуальный женский чемпионат Европы.

Сергей Васильев: Я очень мечтал, чтобы первый сенчури на постсоветском пространстве состоялся именно в Беларуси, поэтому когда наш двукратный чемпион страны Антон Будник сделал 99, я, наверное, расстроился больше всех, узнав через некоторое время, что Сергей Исаенко сделал 106. Получилось, что украинский игрок взял пальму первенства. А я верил, что Беларусь будет здесь первой! Сейчас к сенчури мы уже близки, так, Дима Чупров на последнем турнире сделал 98.

И теперь я очень хочу, чтобы на чемпионатах Европы, когда в сетке попадался бы белорусский игрок, соперники понимали бы, что надо подготовиться и начали уважать наших игроков и немного их бояться, поскольку пока нас серьезными соперниками не считают.

- Поляки недавно собрали профессиональную команду для завоевания титула чемпиона мира World Snooker и представили четкий план по захвату мирового снукера, расписанный по годам. Они считают, что к 2026-му польский игрок станет чемпионом мира. Верите ли вы в это? Есть ли у белорусов такая мечта или мысли о профессиональной карьере даже не возникают?

Сергей Васильев: Если у человека есть план, то реальность достижения цели – 90 %. Поляки занимаются снукером уже давно, не так, как мы, а уже лет 30, поэтому, если они все продумали, то почему бы и нет. Михал Зеленский играет ничуть не хуже ребят на картинке, таких как Селби, Хиггинс. Я видел и то, и другое, поэтому могу заявить, что это один в один, Зеленский играет на их уровне, у него высочайший класс игры.

Я теперь глобальных планов не строю, но есть глобальная последовательность. Нужно развивать детский снукер, создать мотивирующую составляющую, чтобы людям было интересно этим заниматься. Когда-то в 2006-ом году был план, и в нем был пункт, как мы за пять лет попадем в мэйн-тур. Тогда еще Владимир Синицын мой план раскритиковал, мы с ним поспорили, но он впоследствии оказался прав. Пять, десять и даже двадцать лет – это минимальный срок, чтобы достичь серьезных результатов в стране, где этот спорт только начал развиваться. Вообще, сейчас то, что можно было сделать без финансовой поддержки, мы сделали хорошо, чтобы двигаться дальше, нужна структура и финансирование.

- Следите ли за успехами игроков из других стран, например, России, Украины? Кого из них мечтаете обыграть? Может быть, есть какие-то принципиальные соперники?

Андрей Худобин: У меня среди них нет принципиальных соперников, потому что я пока еще мало выезжаю на турниры. Для меня проблема – это языковой барьер, поэтому у меня там нет друзей и коллег, с кем можно было бы общаться. На российские и украинские турниры я пока не ездил, но слежу за выступлениями Сергея Исаенко, мне нравится, что у него есть прогресс в игре постоянно.

Анастасия Тумилович: Стараемся следить за всеми игроками с постсоветского пространства, потому что это достаточно узкий круг любителей. Принципиальные соперницы для меня – это россиянки Анастасия Нечаева и Дарья Сиротина, и с недавних пор, как я съездила на турнир в Англию, еще и Со Мэн Ян из Гонконга. Я у нее обязательно выиграю! А вот в матчах с россиянками мне не хватает такого большого игрового опыта, как у них, и еще у меня пока нет серийности в игре. У них эти показатели хорошие.

снукер, интервью с игроками

Анастасия Тумилович

Яна Шут: Я тоже слежу за результатами россиянок – Даши и Насти. Постепенно иду к тому, чтобы обыграть их на турнирах. И еще интересуюсь выступлениями англичанки Ханны Джонс. Сколько с ней не играю, мне всегда совсем немного не хватает для победы.

снукер, интервью с игроками

Яна Шут

Сергей Васильев: Я стараюсь следить за сильными. Знаю сильных литовских молодых спортсменов, латышей, украинцев. С россиянами немного сложнее, потому что там турниры не так хорошо освещаются, а проходят по всей России, и везде разные участники. Есть некоторые заметные игроки, например, Ильдар Шарипов из Пермского края. Шикарно играет и как человек очень приятный и позитивный, джентльмен во всех смыслах слова. В Питере - Иван Каковский и Михаил Терехов также выделяются на общем фоне.

Анна Мажирина когда-то играла, мне было интересно за ней наблюдать. Сейчас слежу за игрой Сиротиной, Нечаевой, а также Татьяны Васильевой из Риги.

- В последнее время в мэйн-туре популярна тенденция - развлекать зрителей, показывать зрелищный атакующий снукер. Есть ли какой-то свой тренд в этом спорте на просторах бывшего СССР, как бы вы его описали?

Андрей Худобин: У нас нет такого тренда, потому что здесь снукер еще не популярен. Кто-то старается серийно играть, кто-то – просто выигрывать. В Беларуси развлекать публику стремятся Александр Костюковец и Чупров Дмитрий. В Литве, куда я ездил на турнир в Вильнюс и понаблюдал за игроками, 90% из них пытаются играть от серий. Особенно латыши, у них выше уровень, чем у литовцев, и как только получают возможность, стараются делать серии.

снукер, интервью с игроками

Андрей Худобин

Сергей Васильев: В Беларуси, как и вообще на всем постсоветском пространстве, основной тренд, который вызывает хохот у зрителей, не важно, как играет спортсмен (обычно чем хуже, тем лучше этот тренд прослеживается), - это сильное расстройство от какой-то мелкой неудачи. Огорчение такое, будто он должен был идеально выполнить удар или выход. По лицу можно читать так: "Да как же так! Я сто раз такой удар делаю, сто раз он получался, а это единственный раз, когда не получился". То есть, по эмоциям посыл такой – я круче всех, а по игре - совсем наоборот. Бывают, конечно, ситуации, где сильные эмоции обоснованы, например, неудавшийся сенчури Димы Чупрова, когда он ударил кием по столу. Это понятно и уместно. А так, зачастую игроки не в состоянии отличить возможное с невозможным. От этого становится весело зрителям, и это единственное, чем их можно порадовать на наших турнирах.

- Если бы вы набирали символичную сборную игроков из стран бывшего СССР, кого бы вы туда включили? Себя, кстати, тоже можно.

Сергей Васильев: Однозначно, Андрес Петров из Эстонии, он самый серийный игрок на постсоветском пространстве. Он был бы бомбардир. На последнем ЧЕ он всех соперников размазывал этими сериями, а проиграл лишь тогда, когда с ним начали вести тактическую борьбу. Петров – это свет в конце туннеля в плане серийности и хороший пример, что это нам всем под силу. Сергей Исаенко из Украины, Алана Тригга я не считаю украинцем, поэтому его не включаю.

От Беларуси однозначно были бы Дмитрий Чупров, Александр Костюковец, который по психологии ни в чем не уступает игрокам мэйн-тура, ему не хватает лишь техники. Еще Владислав Калиновский подрастает, и я уверен, будет играть хорошо. Из Литвы – это Симонас Драгунас, Вилюс Шулте, талантливый юниор - Колпаченко Никита. Из Латвии – Родион Юдин.

В России, если не обращать внимание на то, играет он только в снукер или еще в другой вид, то это был бы Руслан Чинахов. Помню, как он на World Series выиграл один фрейм у Селби, так Марк взялся за игру, потому что испугался от неожиданности. Такая сборная получилась бы не подарок, а реально сильная и весомая. Вообще в каждой из стран есть человек восемь, которые доминируют, остальные слишком любители.

снукер, интервью с игроками

Сергей Васильев

Анастасия Тумилович: Женская сборная была бы гораздо меньше по составу, но достаточно сильная на европейском и даже мировом уровне. Это, конечно, Татьяна Васильева из Латвии, девочки из России – Ирина Горбатая, Анастасия Нечаева, Дарья Сиротина. От Беларуси я и Яна Шут. Из Украины Мария Бучарская, если будет продолжать тренироваться. Если рассматривать игроков из Польши, то это Ева Павиньска. Это была бы очень сильная команда.

Яна Шут: Я бы добавила в список Присяжнюк Анну из Латвии.

Анастасия Тумилович: А еще Диана Трацевич из Литвы, если выберет снукер для себя, пока она не определилась с видом бильярда. Вообще, когда ты играешь в несколько видов, то именно для снукера это плохо, на мой взгляд. Я играла в пул, но уже год не подхожу к этому столу, и очень рада, потому что выбрала для себя снукер.

- Когда играешь в команде, неизбежно возникает чувство вины, если ты хуже играл, чем напарник, и наоборот, чувство превосходства, если ты принес победу. И то, и другое губит команду. Как с этим справиться?

Сергей Васильев: Это самая сложная составляющая командной игры. Я по себе знаю, что от чувства "Я молодец, а партнер подвел" избавиться невозможно, оно всегда будет, это нормально. При этом важны твои действия после возникновения этого чувства, важно найти в себе силы подойти к напарнику, похлопав его по плечу, сказать: "Ничего страшного, не переживай!", хотя ты при этом готов просто разорвать его.

Когда играешь с неравным по уровню игроком в паре, то это возможно, потому что нет эмоциональной слепоты. Когда есть поддержка со стороны партнера, то чувство вины у другого немного притихает. А вот если тебе прямо говорят, что ты подводишь всех, то отпадает желание играть в команде. Здесь главное, чтобы каждый умел себя вести на благо команды, потому что команда - это и есть сплочение худшего и лучшего. Конечно, на начальной стадии должна быть еще третья авторитетная сторона, которая будет улаживать конфликты. Это все индивидуально. Нельзя по одному шаблону сделать одну команду, взять двух других человек и из них сделать такую же команду.

Андрей Худобин: Команда должна быть единым целым, должно быть взаимопонимание. Напарники должны общаться, причем не только у снукерного стола, но и в жизни. Если что-то не получилось, нужно поддержать партнера по команде, а не давить на больное место, ведь он и так переживает, что он накосячил и виноват перед командой.

снукер, интервью с игроками

Андрей Худобин

Анастасия Тумилович: Да, в командных турнирах всегда сложнее играть, чем в индивидуальных, потому что играешь за двоих. Для того чтобы справиться с чувством вины или превосходства, напарники должны уважать друг друга. Это в первую очередь, и не важно, общаются они или нет.

Во-вторых, должно быть понимание того, что все-таки это командная игра, а результат не будет зависеть от одного человека, он дается совместными усилиями, как эмоциональными, так и игровыми. И еще во время игры нужно общаться, анализировать, что сделали не так, а что правильно. Это разрядка. Общение должно быть, ведь в какой-то момент мы можем отвлекать друг друга, настраивать и подбадривать. Без общения – это будет не команда, а два индивидуальных участника.

снукер, интервью с игроками

Анастасия Тумилович

Яна Шут: Сергей правильно сказал, может быть только два чувства в командной игре. В моей ситуации, когда я играла в паре с Беном Уолластоном, я знала, что я слабее, но я не сдавалась от понимания того, что я слабее, а наоборот старалась играть лучше, чтобы ему не было обидно. Не было такого, чтобы я, понимая, что играю хуже, чем Бен, расстраивалась и переставала вообще играть. В команде важно понимание, когда знаешь, что напарник слабее тебя, не надо ему постоянно об этом напоминать. Мне проще играть, когда я слабее, я тогда больше стараюсь.

Андрей Худобин: Ну, да, когда ты слабее, ты не беспокоишься о том, что твой напарник накосячит, потому что он-то не косячит. Переживаешь только за себя.

Яна Шут: А когда ты сильнее, начинаешь переживать еще и за партнера, и не всегда получается справляться с такими чувствами.

Во второй части интервью звезды белорусского снукера расскажут, бывают ли случаи, когда можно не пожать руку сопернику перед матчем, может ли стать помехой перфекционизм и стоит ли ездить на международные турниры, если невзрачно выступаешь на домашних.


Беседовала: Надежда Белянская.


<< Назад