Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

Блог Ронни. Если у меня останется 10 минут жизни, я не буду думать: "Я хотел бы выиграть больше мировых титулов"

Автор:  |   |  1455

Ронни О'Салливан уже через день начинает защиту титула на чемпионате мира, который станет для него 22-ым в истории. Чтобы отметить это событие, корреспондент Eurosport Десмонд Кейн попросил пятикратного чемпиона ответить на 21 вопрос. О'Салливан, в свою очередь, ответил с освежающей ясностью и честностью перед своим стартовым матчем. В своем свежем блоге, Ракета рассуждает о хорошем, плохом, уродливом и о некоторых совершенно фарсовых моментах, которые заполонили британскую спортивную общественность во время его ежегодных визитов в Шеффилд в течение трех славных десятилетий.

Вопросы с 1 по 11 в первой части интервью охватывают спорные поединки с Аленом Робиду, Стивеном Хендри и Питером Эбдоном. Также здесь Ронни рассуждает об удлиненном формате чемпионата мира и рассказывает, почему он чувствует, что важно соблюдать дух бывших фаворитов публики Алекса Хиггинса и Джимми Уайта.

1. Какой была ваша первая игра в Крусибле? Вы проиграли Алану Макманусу в первом туре в 1993 году в возрасте 17 лет?

Ронни О'Салливан: Я не мог поверить, что я квалифицировался на турнир. Алан был одним из моих героев в то время. Он несколько лет назад стал профессионалом и играл так хорошо. Стивен Хендри и Стив Дэвис были моими любимыми игроками, но их тесно преследовали Алан Макманус и Джеймс Ваттана, хотя они и были новичками в этой гонке.

Для меня это было как сбывшаяся мечта - играть в Крусибле против парня, которым я восхищался и хотел играть, так, как он. Я был разочарован своим выступлением, потому что я не сделал брейк даже 40 или 50 в том матче. Это замечательно, что Алан вернулся в Крусибл спустя 21 год, и сделал это хорошо.

2. Вы обидели Алена Робиду еще в первом туре в 1996 году, играя левой рукой против него. Он обвинил вас в неуважительном поведении во время вашей победы над ним со счетом 10:3. Как вы вспоминаете этот инцидент сейчас?

Ронни: Жаль, что я начал играть левой слишком рано. Я играл так плохо моей правой рукой, что вынужден был переключиться. Я знал, что я мог забивать шары моей левой рукой, но я знал, что люди, возможно, думали, что я так дурачусь и смеюсь над соперником. Мне было жаль, что я не сделал этого раньше, потому что это расслабляло меня. Ален воспринял это не слишком хорошо. Я мог бы понять его в то время, но как только я начал так делать постоянно, то вскоре это стало приемлемым.

Я победил Питера Эбдона со счетом 6:1 в полуфинале Премьер-лиги в Кеттеринге год спустя, играя моей левой рукой. Люди быстро поняли, что я могу играть моей левой время от времени так же хорошо, как и правой. Я выиграл семь фреймов против Стивена Хендри, играя левой рукой в финале (10:8). И это при том, что он был чемпионом мира в то время. Ален извинился передо мной пару лет спустя, и сказал, что не понимал, что я мог играть так хорошо обеими руками. Я принял его извинения. Мы стали хорошими друзьями после этого.

3. Ваш первый финал чемпионата мира был в 2001 году против Джона Хиггинса. Вы ожидали, что после этого у Вас уйдет восемь лет на то, чтобы достигнуть еще раз финала и выиграть его?

Ронни: Были моменты в моей жизни, когда я думал, что не собираюсь достигать финала или выигрывать его. Выйти в финал было большим достижением. Играть в финале с Джоном никогда не было просто. Он к тому моменту уже выиграл один титул чемпиона в 1998 году. Я ощущал сильное давление от мысли, что мне нужно победить. Было приятно выиграть, и ощутить мне, будучи лучшим игроком, больше не придется отвечать на вопросы о том, почему я не выигрывал чемпионат мира. Я понимаю, что должен был избавиться от этой навязчивой проблемы, как это сделал Фил Микельсон, выиграв свой первый крупный турнира в гольфе на USA Masters. Я немного расслабился, и подумал, что ощутил разок такое давление, и перестал на этом зацикливаться в надежде освободить место для чего-то еще.


4. У Вас было несколько больших поединков со Стивеном Хендри в Шеффилде. Что вы помните о полуфинале 2022, который Хендри выиграл со счетом 17:13. Не жалеете ли о комментариях, сделанных перед этим матчем, когда Вы заявили о желании отправить его домой, к его "грустной жизни" в Шотландии?

Ронни: Это было ужасно. Я винил себя за это. Это никогда не должно было случиться. Но я также обвинял Наза (бывший боксер и снукерный фанат Принц Насим Хамед), который так агрессивно настроил меня перед матчем. Он сказал мне за день до матча: "Ты должен быть больше, чем это, или больше чем, то". Это хорошо подходило для Наза, потому что он был боксером, но я игрок в снукер. Вы должны уважать своего противника. В боксе они любят говорить унизительный трэш такого рода, чтобы продать билеты.

Это был на самом деле не я. Я легко повелся, поддался влиянию Наза. Когда я это сказал, и, когда он победил, я был просто распотрошен. Это то, о чем я всегда буду сожалеть, всю оставшуюся жизнь. Стивен был моим героем и до сих пор им остается. Я никогда не хотел на самом деле говорить ему таких слов. Я позже рассказал Стивену об этом и извинился перед ним, и он принял мои извинения. Мы хорошие товарищи теперь. Мы не самые лучшие лучшие из товарищей, но мне нравится думать, что у нас крепкая дружба. Это было большой ошибкой с моей стороны говорить те слова.

5.Какой Ваш любимый момент в Crucible?

Ронни: Это, вероятно, моя победа в 2012 году, которую видел мой сын Ронни. Я забил все шары, чтобы выиграть титул в четвертый раз после того, как не выигрывал два или три года. То, что мой сын Ронни был там в зале и смотрел мой матч, а потом выбежал ко мне поздравлять – это был лучший момент всей моей жизни, не только в Крусибле. Этот момент, и момент, когда родились мои дети – это самые особенные моменты в моей жизни.

6. А худший момент в Crucible?

Ронни: Проигрыш Грэму Дотту в 2006 в полуфинале чемпионата мира был моим худшим моментом, когда у меня было множество различных проблем с моим кием, и у умудрился проиграть восемь фреймов. Это была пытка для меня. Матчи с Доттом (2006) и Питером Эбдоном в 2005 четвертьфинале были худшими за несколько лет соревнований в Крусибле. Я никогда не наслаждался теми турнирами.

7. У Питера Эбдона заняло пять минут, чтобы сделать серию в 12 очков в матче против Вас в 2005 году. Он вернулся со счета 2:8 и выиграл 13:11, устроив настоящую мясорубку. Что скажете об этом?

Ронни: Я думаю, что Питер - рекордсмен по медленным сериям в мире. Это просто фантастика. Я думаю, что его следует наградить мемориальной премией в этом году. World Snooker должен создать награду для него под названием «Лучший худший медленный брейк в истории игры». Эббо гордился бы этим. Было трудно сидеть, пока он играл. Он продолжал очищать стол от шаров и потратил целых пять минут, чтобы собрать 12 очков. Я сделал 147 за такое же самое время, которое потребовалось ему, чтобы сделать 12 очков. Ты думаешь: "Вау, это будет медленно". Каждый фрейм мне так казалось. Я был рад, когда все закончилось для меня в том матче.

8. Самый сложный соперник в Крусибле?

Ронни: Стивен Хендри был моим жестким оппонентом в Крусибле. Играть с кем-то вроде него всегда очень трудно. Казалось, он просто поднимал свой уровень, когда вы попытались оказать некоторое давление на него. Он был лучшим игроком во время матчей. Я даже приберег свой лучший снукер специально для него, потому что я должен был так делать. У меня была одна сессия в моем матче в 2008 году против Хендри в полуфинале, когда я просто рысью выиграл восемь фреймов (с брейками 102, 93, 87, 133, 135 и 126). Это лучшее, что я когда-либо играл, проигрывая 1:4.


9. Мысли о месте проведения? Соответствует ли он до сих пор своему праву принимать чемпионат мира?

Ронни: Я думаю, что Крусибл - это хорошее место. Здесь отличная атмосфера. Это лучшее место проведения с точки зрения объектов, комфорта и удобств. Приезжать и уезжать из Крусибл не всегда легко. Это дом снукера, это лучшая арена, где я играл когда-либо. Темподром в Берлине хорош, Goffs в Ирландии, где проходил Irish Masters – это еще одно место, которое мне нравится, потому что там очень уютная атмосфера.

10.Вы бы изменили формат чемпионата мира?

Ронни: Я думаю, что турнир продолжается слишком долго. Я думаю, что играть два матча в течение трех дней до полуфиналов, а затем финал в течение двух дней – это много снукера без результата. Как и большинство видов спорта, вы можете сократить его. Полуфиналы можно играть в формате best-of-21 или 19 фреймов, чтобы они завершились в один день. Возможно, финал может быть в формате best-of-25. Этого достаточно, сыграть его за три сессии. Это дает игрокам большие возможности для изворотливости, и возможно вернуться, если сильно отстаешь.

11. Критики утверждают, что снукер испытывает недостаток ярких индивидуальностей. Великий Алекс Хиггинс постоянно отличался своим ужасным поведением в отношении официальных должностных лиц снукера, а Джимми Уайт не любит утренние матчи из-за того, что обожает пропустить несколько стаканов пива перед сном. Кажется, сейчас таких уже нет. Вы все еще наслаждаетесь ответственностью следования за этими двумя великими людьми?

Ронни: Снукер - очень серьезная игра. Я думаю, что некоторые игроки могли бы меньше бояться поражения. Я думаю, что люди стали бы смотреть снукер больше, если бы со стороны игроков было больше усилий, чтобы играть в привлекательный снукер. Однако они играют так, как играют, чтобы получить результат, несмотря ни на что. Я всегда считаю, что мы в шоу-бизнесе. Это важно для людей, чтобы уйти после матча, думая, что это было хорошо, и хотеть вернуться снова. Фанаты покупают билеты, чтобы их развлекали, чтобы не скучать. Я знаю, что на моих плечах большая доля зрительских ожиданий. Люди хотят видеть, как я хорошо играю, но это сложно, потому что иногда мне приходится играть против ребят, которые действительно лучше. Я ощущаю этот вес ожидания, и если я не сделаю шоу, вы чувствуете разочарование.

Снукер может быть жестким, но вы знаете, что сделаете много людей счастливыми, если вы можете выиграть несколько матчей. Я думаю, что чем дольше я строю свою карьеру, тем меньше я себя обвиняю и критикую за очередное поражение, потому что я выиграл уже несколько трофеев. Если у меня останется 10 минут в запасе, чтобы жить, то я не буду думать: "Я хотел бы выиграть больше мировых титулов." Это важно, но еще важнее, быть счастливым и благодарным, что ты здоров. Я провожу время с моими друзьями и бегаю, если снукер начинает меня напрягать. Это такой требовательный спорт, и он становится более жестким, когда вы становитесь старше, чтобы по-прежнему мотивировать себя. Я стараюсь делать все возможное, чтобы поддерживать себя. Я подготовился на столько, на сколько я могу, к этому турниру.

Вторая часть интервью (вопросы 12-21) будет опубликована в пятницу. В нем О'Салливан дает основные советы, как улучшить чемпионат мира, как он развивается, и расскажет о своих максимумах в Крусибле, а также о том, где видит свое будущее после турнира.


По материалам uk.eurosport.yahoo.com


<< Назад