Неделя среди лучших. Часть 3.

Финал.

Вероятно самое приятное время, это минуты до начала второй сессии финала. Но начну рассказ я за несколько часов. Фактичсеки сразу после завершения первой сессии финала, Шон Мёрфи, переодевшись, отправился на тренировку. Он проигрывал 3-5 Робертсону, ему необходимо было найти причины неудач. Шон разрешал мне присутствовать на своей тренировке в любой момент, каждый раз я лишь спокойно наблюдал за его игрой делаю мимолётные кадры.

Что такое тренировка чемпиона мира? Любой подумает о тысячах с лёгкостью забитых красных и цветных, о сотнях в каждом подходе. Нет, это далеко не так. Уровень концентрации на тренировке ниже, чем во время игры, но и общая расслабленность куда более раскрепощает игру. Потому уровень, который показывают в игре на тренировке, примерно соответствует уровню игры на арене. При мне Шон сложил лишь одну тренировочную сотню. Промахов, порой и на простых шарах, было достаточно. Через некоторое время всё, что отвлекает игрока переходит в "беззвучный режим", а тренировка проходит с плавным повышением концентрации на каждом ударе.

К слову, заручившись одобрением, я присутствовал на тренировке Марка Селби и Джона Хиггинса. И они тоже не показывали высочайшего класса. Промахи и общее падение концентрации. Во время тренировки главный враг любого игрока - это мобильный телефон. Порой после очередного звонка так и сыпалась череда досадных промахов. Наблюдая за игрой игроков из ТОП16 во время тренировок и во время матча очевидна разница в концентрации. Я периодически наблюдаю тренировки и матчи чемпиона и кубка Беларуси через веб-камеры в клубе Классик. Очевидная ошибка белорусских игроков - это частичное или полное отсутствие концентрации, как во время тренировки так и во время игры, а так же ощущение постоянной спешки снукеристов-любителей.

В это время на основной арене проходит штатная подготовка стола. При помощи специальной щетки стол очищается от следов мела и пыли.

После этого ворс приглаживается специальным утюжком. Занимается этой процедурой отдельный профессионал - фиттер. К приходу снукеристов на арену стол обретает совершенный вид.

Через некоторые время, когда стол приведён в порядок, клинеры очистили трибуны, а игроки закончили тренировки, в последний раз в 2012 году открываются двери арены Masters для зрителей. Зал наполняется болельщиками, а в приватных помещениях начинают появляться "особые" люди...

Барри Хирн

С первой секунды стало понятно, кто зашёл в медиа-комнату.

Поначалу показалось, что все должны резко замолчать и затихнуть. Это было ошибочным суждением. Барри весело улыбался, шутил, казался очень задорным и крайне энергичным человеком. После первого контакта с ним, я осознал - это именно тот, кто поможет снукеру стать действительно популярной игрой. По рассказам Тани Уолластон, британцы говорят, что Хирн из тех людей, "которые могут продать арабам песок в пустыне". Чувствуя его энергичность в движениях и амбициозность в словах, ты понимаешь, что это правда.

- Барри, ты не против, я сделаю пару твои фото.
- Да пожалуйста! Куда стать? Как посмотреть? Хочешь, оператор свет наведёт? М-м?
- Да нет, не стоит... Я просто буду делать кадры реальной жизни, просто не обращай на меня внимания. Так гораздо живее!
- Отлично, легко дружище!

Роб Уокер заряжал энергией зрителей на арене, а Барри стоял чуть поодаль, и наблюдая за безумием тысяч заряжался энергией от осознания того, что вся эта феерия - его рук дело.

С каждой минутой до начала матча повышалась плотность и невероятный заряд атмосферы в Alexandra Palace. Тысячи счастливых лиц в ожидании главных сражений, основные персоны и легенды снукера. Где-то поблизости, слегка нервничая, отсылает сообщения Брендон Мур...

Из-за угла импровизированной галереи фотографий игроков выглядывает добродушный Ян Верхаас.

Стоит отметить, что Ян Верхаас была на финале простым зрителем. Каждый матч Мастерс 2012, включая финал обслуживало два официальных лица - судья (ими были попеременно Верхаас и Мур) и постоянный маркер (она же и секретарь матча) - Жу Инь.

Жу Инь совсем недавно появилась среди снукерных рефери, обслуживающих матчи мейн-тура. Игроки характеризуют её как "не набравшуюся достаточного опыта". Так и есть, в официальных матчах Инь всё ещё ошибается и ведёт себя неуверенно. Причина её присутствия и её популяризации (на BBC даже был снят отдельный ролик о её карьере) - её национальность. Руководство WorldSnooker не хочет упускать из рук возможности китайского рынка, потому Инь была обязательным маркёром и секретарём каждого матча на Masters. Но надо признать, свою работу она сделала на достойном уровне и без ошибок (особенно в случае с досадной ошибкой Верхааса в матче Дотта и Хиггинса).

Жу Инь готовила рабочее место к финальной сессии Masters, то и дело отсылая сообщения своим приятелям.



Ян Верхаас заметив меня с камерой боковым зрением из "добряка" превратился в надзирателя за территорией сражений.

На арене появляется Джейсон Фергюссон, спешно занимая одно из заранее забронированных мест в первом ряду. Крайнее место рядом с ним всё ещё свободно, и публика в ожидании узнать, для кого оно предназначено. Роб Уокер не тянет с оглашением, и приглашает очередную легенду, Джимми Уайта выйти на арену.

Джимми Уайт несомненно легенда, но ещё и любимчик всех британцев. Вечный вице-чемпион празднует в этом году свою юбилей - 50 лет, о чём он поторопился сообщить в микрофон Роба Уокера. Джимми немедля занимает место в первом ряду, рядом с Джейсоном Фергюссоном. До начала матча остаётся минута... В этот момент зал замирает в тишине и ожидании, Роб Уокер проверяет позицию на камеру, перманентно из зала летят забавные слова в поддержку Джимми Уайта (особый британский юмор :) ).


Секунды на исходе и задорный голос Роба Уокера разливается по арене, полуторатысячная толпа единым восторженным возгласом и аплодисментами заглушает громкие динамики над трибунами - последний день снукерного праздника по имени Masters начался!
Ещё минута, и на арене появляется Шон Мёрфи.



Сразу за ним - Нил Робертсон.



Матч начался.



В финальной сессии я даже не задумывался о том, чтобы сесть в первом ряду. Практически все места были забронированы заранее под организаторов, высоких лиц и других важнейших персонажей. Для меня было отведено не менее удобное и захватывающее место. Непосредственно между маркёром и комментаторской кабинкой - место для фотографа... Обложившись оборудованием я начал заниматься любимым делом.

Помните разговор об ответственности в первой части моего рассказа? Теперь представьте, ответственность фотографа ещё выше ответственности любого, сидящего в первом ряду. Фотографов даже заставляют одеваться в серые и тёмные вещи, чтобы быть незаметным. Меня, слава Богу, данное условие не коснулось (90% всего моего гардероба, светлые вещи).

Почему ответственность столь высока? Всё просто, именно в сторону ближнего борта от болкерной линии производится большая часть стратегически важных позиционных ударов, статистически, взгляд соперника намного чаще обращён именно в сторону ближнего короткого борта. Это первый момент ответственности. Вторым моментом является звук затвора. Понимая common sence спортивной фотографии, репортёр должен делать кадр только после удара, ни в коем разе не до и не во время взмахов. Этой же тактике руководствуются операторы подвижных камер:- никаких движений до удара, даже оптический наезд во время замаха - это редкость, - ибо мотор фокуса и линз тоже шумит, а оптика имеет свойство бликовать. Это и есть третья грань ответственности фотографа, неосторожным движением камеры, ты можешь блеснуть объективом и невольно уменьшить концентрацию игрока на ударе.

Но лучшие кадры получаются именно в момент удара и в момент изучения игроком позиций. Потому необходимо идти на компромисс - быть предельно осторожным и аккуратным.

В последнем фрейме я успеваю снять несколько общих планов игры Мёрфи.

Десяток минут, и Нил Робертсон, сыграв контрольный фрейм-бол очевидным движением рук показывает свою радость.

Во время награждения я занимаю ближайшую к Робертсону точку для съёмки.

Ещё несколько минут красивых слов, восторженных криков и всеобщего праздника, и через некоторое время игроки удаляются на классическую пресс-конференцию.


Здесь мне стоит отдать должное оперативности работы британских журналистов. несомненно, это вершина скорости предоставления материала. К примеру фотографы Getty Images всегда работают на первом фрейме матча, и не работают на втором. Причина этого в том, что именно в первом фрейме можно заснять выход, первые удары и первую позиционную игру. Сразу после завершения первого фрейма, фоторепортёры убегают в медиакомнату и уже через 10 минут первая пачка свежих фотографий появляется в доступе для любого коммерческого ресурса.

Отдельного упоминания стоят сотрудники корпорации BBC (видео, радио и пресса). Их на турнире было около десятка...
Разнообразные интервью с участниками, с персонами от снукера, даже со зрителями, прямые эфиры и обсуждение в перерывах.

Скорость появления информации на сайте BBC - выше всяких похвал. Молодой 13тилетний (!) стажёр заполнял результаты фрейма уже после позиции необходимости 3-ёх снукеров, а к началу перерыва после 4йх фреймов уже был готов небольшой очерк о матче.

Репортёр радио BBC записывал в эфир небольшие комментарии в новостные выпуски прямо по ходу матча, периодически даже выходя в прямой эфир прямо из медиа-комнаты, привлекая к обсуждению игроков и организаторов. Стоит ли говорить, что всё дорогостоящее оборудование для эфира он привёз с собой.

В медиа-комнате ещё записывался на аудио и видео-носители восторженный комментарий Робертсона, а Мерфи с лёгкой грустью наблюдал за тем, как фиттеры разбирают стол.

- By the way, it was a great week, Shaun!
- Oh yeah! It was f***ing great, Dmitry! See you soon, mate!

Заключение

К чему приводит последовательность действий, направленных к достижению определённой цели? Ответ прост и на столько глубок, на сколько глубокой мы ощущаем свою жизнь. Эти действия приводят к новым ощущениям и впечатлениям, к новому опыту и новым знакомствам, новым странам и мирам. И если всё это доставляет тебе огромное удовольствие, если всё это заставляет тебя просыпаться каждое утро с сияющей улыбкой - то эта цель называется МЕЧТОЙ. Главное, - никогда не сворачивать с этого заманчивого пути.

Мой же путь, через Оксфорд, Уокинг, Энстоун и Сильверстоун - лежал в Крусибл. Но это уже совсем другая история.


Автор: Дмитрий Якунин, специально для Сергея Васильева и портала snooker.by

все фотографии автора
январь-март 2012.


-----------------------------------------------------------------

Благодарности.

Татьяна Вулластон

Прежде всего я благодарю человека, встреча с которым изменила частичку моей жизни в наилучшую сторону. Татьяна Вулластон не просто большой человек, сильный характер и просто целеустремлённая личность, - она настоящий друг. Благодаря Тане, её связям и авторитету, так же благодаря её великолепному мужу Бену вся поездка оказалась возможной и реальной, хотя изначально всё выглядело более чем сказочно и амбициозно.


Таня и Бен Вулластоны на Piccadilly Circus в Лондоне

Её советы о поведении, характере бесед и общении, - это неоценимо. Первые часы в Alexandra Palace Таня и Бен были моими стихийными гидами, помогая мне устанавливать контакты со снукеристами и организаторами.

Сергей Васильев

Это удивительно, - но все наши мимолётные случаи личного общения можно уложить в пару минут. Но я безгранично благодарен главному человеку всего белорусского снукера и чувствую доверие к нему, на возникновение которого уходят года. Спасибо, Сергей!

-----------------------------------

P.S. Мы будем благодарны если вы поделитесь статьей в своих социальных сетях!