Центр развития снукера

Баннер
Баннер

ВСЕ ДЛЯ БИЛЬЯРДА

Баннер

Али Картер: Химиотерапия похожа на дорогу в ад и обратно ... но я отказался умирать в 34

Автор:  |   |  4331

Мы в Снукерном Клубе Степфилда, где есть шесть стандартных столов, ледяное пиво, марочные вина и напитки согласно знаку на автостоянке в этой промышленной зоне в Эссексе.

Время близится к полудню, и в свете ламп над своим привычным столом Али Картер тренируется, оттачивая мастерство, которое уже приводило его к двум финалам чемпионата мира и высокому второму номеру рейтинга в карьере. Он махнул мне рукой и предложил чашку чая, чтобы прерваться на это интервью, и он по-прежнему чувствует некоторую боль в левой руке каждый раз, когда ставит мост для своего следующего удара. Мы встретились спустя несколько дней после величайшего триумфа в его жизни.

Али Картер позирует перед бильярдным столом во время тренировки в Stepfield Snooker Club в Эссексе

Картер разместил свое фото в Твиттере с сеанса химиотерапии во время лечения рака легких в июне этого года

Картер в мтаче против Марка Селби на чемпионате мира по снукеру еще до того, как узнал о диагнозе рак легких

Картер выиграл жесткий финал General Cup в Гонконге, победив бывшего чемпиона мира Шон Мёрфи 7:6. Это принесло ему 10 тысяч фунтов стерлингов, и он отмечает победу списком напитков длиною с его кий.

Возможно, вы бы так и не узнали его жизнерадостный характер и юный блеск, который совершенно не согласуется с его взрослым возрастом – 35 лет, но история Али Картера самая смелая из всех спортивных биографий, которые я могу вспомнить в 2014 году. В мае он опасался за свою жизнь.

Оправившись от рака яичек в прошлом году, и перенеся три операции из-за болезни Крона, от которой он страдает в течение уже более десяти лет, на его плечи свалилось еще одно тяжелое испытание - новости от его онколога, профессора Невилла Дэвидсона.

- Я полностью излечился от рака яичек, - говорит Картер. - Девять месяцев я регулярно проверялся. Доктор позвонил мне и сказал: "Вы должны прийти". Так что я пошел. У меня был ультразвуковое сканирование, а затем компьютерная томография. Оглядываясь назад, я думаю, что болезнь обнаружили в моей крови. Показатели были завышены.

- Доктор позвонил мне снова и сказал:" У вас есть пятно на легких. Мы не уверены, что это, но все же, из-за вашей истории с раком яичек, мы не должны исключать и такой вариант". Я чувствовал себя так, как будто меня застрелили. Это был кошмар. Я был со своей подругой Милли, и она перезвонила ему. Сам я не мог. Я был разрушен. Она спросила, что это было, но они никогда не говорят на этом этапе правду. - сказал он.

Картер говорит, что сейчас чувствует себя хорошо и с нетерпением ждет продолжения своей карьеры в снукере

Фото вместе со своим другом Али разместил летом в своем официальном Твиттере

Картер отправился в Лондон 23 мая для дальнейшего сканирования и биопсии.

- Профессор сказал мне, что у меня опухоль в моих легких и, что химиотерапия является единственным путем лечения. Я видел сканированные снимки. Опухоль была как монета в 10 пенсов. Она уже пошла на мои лимфатические узлы, и они выглядели как дорожная карта входов и выходов опухоли.

- Это было в пятницу, тогда я узнал, что у меня рак. Понедельник был выходной, поэтому я начал химиотерапию во вторник. Вы даже не можете себе представить, что это были за выходные. Он тут же подумал о Поле Хантере, который умер от рака, когда ему было 27. - Я не собираюсь умирать в 34, не так ли?, - задался вопросом Картер.

- Не будет еще одного несчастного как Хантер. Тогда я подумал: "Нет, у меня этого не будет. Я настрою свой разум так, что не позволю этому случиться со мной". Легко, конечно, сказать, но нужно принципиально настроиться на то, что рак излечим. Если вы будете думать, что болезнь вас уничтожит, то она и сделает это. Чудес не бывает.

- Такая форма рака как тератома очень агрессивна, но поддается лечению, если обнаружить ее своевременно, к примеру, регулярно проверяться. Так профессор сказал, - вспоминает Картер. – Он сказал, что на его памяти были случаи, когда люди с гораздо худшей формой болезни, чем у меня полностью выздоравливали. Это было все, что он мог сказать. Он не мог сказать, что он может вылечить меня. Это все индивидуально.

- Химию было действительно трудно проходить. Существуют различные виды химиотерапии. Я узнал много нового о ней. Например, волосы не выпадают при паллиативной химиотерапии, которая продлевает жизнь и замедляет рост опухоль. Но мне надо было полностью излечиться, так что пришлось пойти на это.

Картер позирует с трофеем German Masters и своей подругой Милли в прошлом году

Картер побеждает Maрко Фу (справа) во время General Cup в Гонконге в октябре 2014

- Вы находитесь в больнице с девяти утра до 5:30 или шести вечера, лежа под капельницей, два часа химиотерапии, час жидкости, еще час химиотерапии, два часа жидкости. Это все должно пройти через тебя довольно быстро, поэтому приходится ходить в туалет 20-30 раз в день. После такого вы абсолютно стерты в порошок. Через три-четыре дня такого режима вы просто уничтожены, - вспоминает он.

- Побочные эффекты были ужасны: усталость, плохое самочувствие (хотя соответствующие препараты останавливали у меня рвоту, но они с другой стороны, они вызывали запор, мои кончики пальцев очень болели, трудно было съесть что-нибудь, потому что во рту такое ощущение, похожее на то, когда сводит зубы, когда кто-то рядом с вами скрипит наждачной бумагой, ваша голова просто трещит.

- У меня постоянно был шум в ушах, но не так плохо, как у некоторых это бывает. Мое зрение было забавным. Это было примерно так, как если посмотришь на солнце, а потом сразу вниз, то ничего не видишь. Это было так. Я не мог тренироваться много, примерно час всего лишь. Это также затрагивает ваше либидо. Это истребляет вас. Я сказал друзьям, что не уверен, смогу пройти через это снова, - признается Картер.

- Когда вы только начинаете проходить эту процедуру, то кажется, что это самый ужасный день, и вы думаете, что на следующий день может быть лучше. Но на следующий день все так же ужасно.

Алистер, несмотря на все тяжести лечения, когда находился дома, помогал Милли и его маме Джун, своим друзьями и другим членам семьи, он просто не мог сидеть сложа руки. Ему нужно было делать уколы, чтобы выработать больше белых кровяных клеток.

Картер выигрывает General Cup в Гонконге и получает чек на £ 10,000 после победы над Шоном Мёрфи

Двукратный финалист чемпионата мира усмехается во время матча против Стивена Магуайра в 2012

- Это было мучительно, но нужно было стимулировать костный мозг. Это заставляет вас чувствовать себя так, как если бы ваши кости начали расти внутри вас,- говорит Али. - Если не сделать это, то нельзя пройти химиотерапию, так что это просто необходимо было делать. Это было похоже на дорогу в ад и обратно.

25 июля, в день его 35-летия и спустя два месяца после начала химиотерапии, процесс развития болезни приостановился, пройдены были три цикла лечения, оставался четвертый. Несмотря на два переливания крови, его тело и кровь не могли выдержать еще одну атаку на них.

- Хотя профессор Дэвидсон сказал, что опухоль была мертва после трех циклов, он не мог видеть то, что было внутри нее. Он должен был разрезать опухоль, вот почему мне нужно было делать операцию, - объясняет Картер.

Дэвидсон провел операцию через левую лопатку Картера, подобравшись таким образом к легкому. Процедура длилась 2,5 часа. Боль, которую Картер чувствует до сих пор обусловлена как раз таким сложным вторжением, хотя он с готовностью признает, что совсем не помог себе, когда слишком быстро после лечения вернулся в спортзал.

Операция прошла 2 сентября, за три дня до того, как его пятилетний сын Макс пошел в школу. К тому времени, у Картера волосы выпали везде: на руках, ногах, на голове и даже брови.

- Я посмотрел на все это, - говорит он, – и вспомнил, что мой свояк тоже лысый, так что я только сказал Максу, что у меня стрижка как у дяди Майка. Я не сказал ему о раке, и он не знает. Теперь он говорит: "Папа, мне больше нравится, когда у тебя волосы отросли ''.

Картер выглядит хорошо и вновь практикуется в игре по три-четыре часа в день, совершая 10-минутную поездку за рулем своего оранжевого BMW M4 от дома в Челмсфорде до клуба в Степфилде.

Картер теперь практикует в течение трех-четырех часов в день в Stepfield Snooker Club в Эссексе


Картер демонстрирует свое чувство юмора, создавая свой собственный парик после потери его волос из-за химиотерапии

Он говорит, что теперь избегает трудноперевариваемой пищи вроде стейков, но больше всего озабочен тем, чтобы ограничить стресс в своей жизни.

- Это не просто, - говорит он. - Я подвержен стрессу, что, возможно, сыграло свою роль в развитии болезни Крона и рака яичек, а также опухоли легких, я думаю, это было связано с раком яичек. Говорят, стресс – это тихий убийца.

Алистер не курит, любит выпить и хорошо питается. "Все в меру", - рассуждает он.

Его победа в Гонконге была неожиданным бонусом к более важному триумфу. Он получил приглашение поехать туда довольно поздно, заняв место Марка Уильямса.

- Это были просто рабочие выходные. Эта поездка должна было стать хорошей для меня в плане моего возвращения. Все остальные игроки летали по всему миру. Я не играл ни с кем с тех пор, как уступил Марку Селби на чемпионате мира еще полгода назад. Было хорошо победить Шона, потому что он только что выиграл турнир в Болгарии. Это был самый крупный выигрыш в моей карьере и очень эмоциональный, особенно, увидеть реакцию, когда я вернулся домой. Это дало мне большой подъем.

Весь снукерный мир поддерживает Картера, и недавно WPBSA объявила о том, что он будет посеян на всех соревнованиях на основе 13-го номера рейтинга в оставшейся части сезона, то есть ему не придется проходить отборочный раунд на чемпионата мира в Шеффилде.

Али говорит, что его выносливость и запас жизненных сил постепенно восстанавливается до необходимого уровня, и что он надеется вернуться в спортзал, чтобы сбросить несколько фунтов, которые набрал во время своего вынужденного отсутствия. Ну а пока у него есть другая важная регулярная процедура в пятницу - ежемесячный анализ крови.

- Я должен пойти и проконсультироваться с профессором, - говорит Картер, который отдает дань уважения врачам и медсестрам, что заботились о нем в Спрингфилдской больнице в Челмсфорде и в частном госпитале Rivers Hospital.

- Я немного опасался, - говорит Али о визитах к врачу. – Такое невозможно контролировать, но я просто хочу услышать, как мне скажут, что все в порядке, что надо продолжать делать то, что я делаю. Даже когда вам говорят, что вы в порядке, трудно справиться с этим, все равно кажется, что не совсем все в порядке. Это немного расстраивает. Но я чувствую себя хорошо. Я в порядке. Я думаю, что мой позитивный настрой помог. Я поправился очень быстро и вернулся в свой спорт, и я выиграл.

- Моя медсестра, у которой за плечами 20-летний опыт, сказала, что много людей просто падают духом, и это разрывает их на куски. Может быть, я не сдался из-за своего бойцовского инстинкта или мой опыт лечения от рака яичек помог, или просто дело в моей личности, моем характере, я не знаю.

- Я надеюсь, что, рассказав свою историю, смогу помочь людям. Я не знаю, вдохновляют мои слова или нет, но если кто-то, кто болен раком, сможет посмотреть на меня и увидеть, что я все еще здесь, вдруг это поможет ему. Это не просто, но почему кто-то должен отказаться? Нет смысла в этом.

- После того, что я пережил, из своих 35 я попал в 25. Мои волосы теперь намного гуще, и они никогда прежде не были такого насыщенного темного цвета. Это невероятно. Я бы рекомендовал это любому ... 

По материалам dailymail.co.uk

Перевод: Надежда Белянская.


<< Назад